Огрызки Home | Profile | Archives | Friends
Литературные опыты

СватовствоSeptember 24, 2007

 

                      СВАТОВСТВО.

 

       … Бывают такие дни, когда всё радует. Когда всё удивительно хорошо складывается и ты готова любить весь мир.  И всё оказывается удивительно к месту и кстати.  И я купила на углу торт-мороженое. Уже возле парадной у меня запиликала трубка.

- Ну ты где? – спросила мама.

- Сейчас поднимусь.

- У нас гости.

  От маминого тона в душе у меня тихонько заворочались нехорошие предчувствия.  Предчувствия меня не обманули. И почему сбываются только самые плохие?

На кухне сидела незнакомая тётка и с ней ещё какой-то мужик лет 40-ка, слегка располневший, с огромной лысиной, слегка потрёпанный и довольно жалко себя чувствующий, как я поняла. Настроение у меня стремительно покатилось к нулю. И вовсе к отрицательным величинам скатилось оно, когда мама представила нас друг другу…

Маменька всё ещё не теряла надежды меня озамужить в очередной раз. И с помощью какой-то очередной знакомой разыскала мне жениха… Чтоб его…  И ладно бы что путное… А впрочем – что я от них могла ожидать? – голубоглазого блондина со стальными мускулами? Таких,  в списке составленных ими женихов, не могло быть по определению. Хорошего, однако, они обо мне мнения…

Всё это прокрутилось у меня в голове, пока я обречённо мыла руки в ванной. Больше всего я хотела сейчас оказаться где-нибудь далеко-далеко. Во Владивостоке. Или даже на другом конце Вселенной…  Мама караулила возле двери, решительно пресекая всякую попытку сбежать. Я вошла в кухню походкой преступника, идущего на эшафот. К слову сказать – попытки устроить мою личную жизнь мама предпринимала и раньше.  И именно пытаясь устроить мою жизнь наилучшим образом маменька с энергией достойной лучшего применения развалила оба моих предыдущих брака, старательно убеждая меня и моих мужей, что мы не пара друг другу. Возможно, мужья мои действительно были не лучшими, но это был мой выбор. Теперь же мама старательно навязывала мне спутников жизни по своему вкусу и усмотрению. До сего дня мне довольно успешно удавалось от них всех отбрыкиваться. Ничего. Отбрыкаюсь и на этот раз. Не впервой. К тому же – претендент на руку и сердце, кажись, напуган… Вот и добьем…

-Суп! – изрекла мама тоном не терпящим возражения. Нет, точно! За кого она меня принимает? Притащила жениха и тут же пытается командовать как ребёнком детсадовского возраста!

- Не хочу.

Я молча вывалила себе на тарелку тушёного мяса с овощами. С детства ненавижу эту бурду, но маменька упорно нас ею пичкает. Мне, как и нормальному мужику, надо хороший кусок мяса и без всякой травяной добавки. Траву пускай коровы едят… Когда мама уезжала в санаторий мы с папой и братом питались исключительно отбивными и курой-гриль и были счастливы!

- А суп? – спросила мама прокурорским тоном.

- Ты всё равно его варить не умеешь. – буркнула я. Мама сбледнула с лица, а потенциальный жених вздрогнул. От хорошего настроения не осталось и следа. Готовит мама действительно плоховасто. Ей крупно повезло, что ей попался такой муж, как мой отец. Другой бы давным-давно её бросил. К тому же у меня начисто пропал аппетит.

- Что с тобой? – встревожилась мама, - Ты чего такая?

- А ты не догадываешься? – ответила я вопросом на вопрос.

- Может, нам уйти? – подал голос «жених». Умный дядя.

- Самый лучший вариант. – ответила я.

- Прекрати! Как ты можешь себя так вести?! – накинулась на меня мама.

Я принялась есть. Гость поднялся.

- Спасибо. Мы пойдём…

- Нет-нет! Останьтесь! – принялась уговаривать мама, - У нас ещё мороженое!

Это она про мой торт-мороженое… Который я рассчитывала съесть ну никак не с этим хмырём.

- Простите её! У неё неприятности на работе! – продолжала мама. Уж лучше бы помолчала. Неприятности у меня начались, едва я домой пришла.

- Пусть идут. – сказала я, - Приятно было познакомиться.

 Тётка – мамина знакомая - укоризненно качала головой. Ну-ну… качай-качай… мне твои качания до такого фонаря…

- Мне кажется, что нам действительно лучше уйти. – сказала она.

 «И не кажется – а точно.» - хотела сказать я, но сдержалась. А женишок смотрел на меня уже с почти суеверным ужасом. Я подумала, что я наверняка уже не первая кандидатура, с которой его знакомят. И каждый раз у него происходят обломы. По статистике на 10 девчонок у нас 9 ребят. Так, кажется, в той песенке поётся? Потому подбирают всяких – убогих, глупых, толстых, просто моральных уродов наконец! Лишь бы мужик был в доме. А если этот дожил до 40-ка и до сих пор никому не понадобился – то, стало быть – такое сокровище, что даром никому не нужно… И где они, интересно его нашли? На распродаже? Я посмотрела на него. Вид у мужичка был жалкий. Лысина блестела от пота и он то и дело вытирал её салфеткой. В глаза мне он тоже избегал смотреть. Очень хорошо. Значит – ситуация под контролем…

- Скажите – в чём квинтэссенция концептуальной основы вашей одиозной парадигмы полоролевого поведения? – спросила я его.

 Испугались ещё больше.

- Каково ваше кредо в гендерных отношениях? – не унималась я.

- Я в автосервисе работаю. – проблеял гость.

- Кем?

- Мойщиком.

      Всё понятно. Даже работы путёвой нет. И живёт, поди, в коммуналке. С мамой в одной комнате… Нет, точно! Как же сильно нужно не уважать собственную дочь, чтобы на полном серьёзе пытаться впарить ей вот такое вот «сокровище»!

- Вашу профессиональную деятельность мы ещё рассмотрим. – говорю, - Хотя в контексте поднятой темы она выглядит неубедительно.

- Мы пойдём. – решительно поднялась гостья, - Спасибо за угощение.

- Угу. – ответила я вместо мамы, - Только ваш протеже не ответил ни на один из моих вопросов. Хотя – мне и так всё ясно. Скажите, – а что – у вас там не завалялось ли случайно среди знакомых какого-нибудь офицера спецназа? Или омоновца на худой конец. Я бы рассмотрела кандидатуру…

Услышав это неудавшийся жених растерялся окончательно.

-Я в армии не был… - пролепетал он, - Меня мама…

 Всё понятно. Отмазала. Хотя – в те годы это было весьма проблематично… Ну вот. Даже в армии не был…

- Ты с ума сошла! Зачем тебе спецназовец?! – всплеснула руками мама.

- Чтоб был. И потом – мне же с ним жить, а не тебе. Желательно – чтобы был голубоглазый блондин, ростом под 2 метра. Хотя… - тут я картинно закатила глаза, - все эти красавцы давным-давно разобраны… А я, несчастная, вынуждена сидеть теперь у разбитого корыта… Обидно, блин!

Неудавшийся женишок вылетел из кухни не дожидаясь окончания моего монолога. Сваха вышла следом вся красная как свёкла. Хлопнула дверь в прихожей. Потом был долгий разговор с мамой, плавно переходящий к скандалу и обратно… По-моему – мы остались при своём мнении обе…

0 Comments | Post Comment | Permanent Link

Злобные рассказики.September 24, 2007

СЛУЧАЙ №1. Член КПРФ.

         Однажды мы сидели в кафешке маленькой чисто женской компанией. За столом витал  интеллектуальный разговор о высоких материях. Спустя, где-то с час, когда интеллектуальные темы для разговора были исчерпаны, мы вдруг заметили, что за соседним столиком сидит одинокий мужчина и довольно заинтересованно посматривает в нашу сторону. Заметив наше внимание и приняв его за поощрение действовать более решительно,таинственный незнакомец встал и направился в нашу сторону. Мы внутренне напряглись. И было отчего. Нас за столиком было шестеро, а принц - один. Пока мы все лихорадочно соображали, как быть и что делать, Мужчина Мечты оказался рядом с нашим столиком. Это был не просто Мжчина Мечты, а - Мужчина Моей Мечты. Рослый блондин с атлетической фигурой, с правильными чертами мужественного лица и пронзительно голубыми глазами. У меня екнуло где-то под ложечкой, но я изо всех сил не подавала виду.

- Вы позволите присесть? - приятным баритоном спросил он и,не дожидаясь ответа, взял от соседнего столика свободный стул, придвинул к нашему и присел.

    Повисла пауза, в ходе которой наша дружная компания внимательно рассматривала это нежданное сокровище, столь внезапно свалившееся на наши бедные головы. Первой пришла в себя подруга Марго.

- Ну, молодой человек, что скажете?- спросила она,- Может, представитесь для начала?

- Дмитрий.

    Мы назвались. И я решила взять инициативу в свои руки.

- А Вы к кому-то конкретно, или сразу ко всем?- И не дожидаясь его ответа продолжила,- Учтите, мы слишком долго знаем друг друга и слишком давно знакомы, чтобы портить отношения из-за какого-то типуса, которого мы видим впервые в жизни.

- И, возможно, больше никогда не увидим.- поддакнула Аллочка.

   Я кивнула и продолжила:

- Я, конечно, понимаю, вернее, мы все понимаем, что каждый мужчина мечтает о гареме, но при этом представления об этом самом гареме у него самые смутные. Если я Вам расскажу, что это такое на самом деле, то Вы триста раз подумаете, прежде чем его заводить.

- А Вы жили в гареме?- мгновенно оживился наш новый знакомый.

- Нет. Но я долго изучала культуру Востока и общалась с арабами. Я училась с ними. И если Вы не против, то я Вам расскажу, что такое гарем и что такое многожёнство. Во-первых: вы знаете, что такое социализм и в чём его основной принцип?

   Он кивнул, а я продолжила:

- Социализм - это уравниловка. Так вот - в основе полигамии лежит тот же принцип. Мужчина обязан одинаково заботиться о всех своих жёнах: кормить-поить-содержать-удовлетворять. Там при заключении брака составляется брачный контракт, где отдельным пунктом оговаривается, сколько дней в неделю муж обязан бывать у каждой жены. И не дай Боже, кто-то из жён окажется обойдённой вниманием! У мужа будут крупные неприятности вплоть до развода, причём муж будет обязан выплатить оскорблённой жене крупную неустойку. Короче - гарем, это социализм, а социализм - это скучно. Мы это проходили уже.

      И тут я, без перерыва, по ассоциативной связи, рассказываю какой-то анекдот про коммунистов и про Ленина. А Мужчина  Мечты вдруг делает оскорблённое лицо и деревянным голосом говорит:

- Я - член КПРФ!

   Опа! Приехали!- думаю, а вслух говорю, опять же, чисто на автомате:

- Ничего. Я расскажу ещё раз и медленно. А потом объясню, если Вы не поняли.

    Он обиделся и ушёл. Наверное, взносы собирать. Или Ленина перечитывать...

 

СЛУЧАЙ №2.

 

       Это было вскоре после моего первого развода. Я ехала в метро, уже не помню, куда и откуда, да это и не суть важно. Народу в вагоне было не то, чтоб много, но все сидячие места заняты. И вот стою я, глазею по сторонам, стараюсь не прозевать момент, когда место освободится и вдруг вижу буквально в паре метров от себя молодого человека вполне себе ничего. Незаметно пододвигаюсь к нему и становлюсь рядом. Но молодой человек что-то увлечённо читает и по сторонам не глядит. Я придвигаюсь ещё ближе, но он - ноль внимания. Я уже буквально приклеиваюсь к нему, но результат тот же. И тут меня задело - что же он читает такое, что ему не оторваться?! Заглядываю в название книги и разочарованно отхожу. Интересный молодой человек читает... дамский роман!!! Более крутого облома я не испытывала. Я подобное чтиво не читаю и за литературу не считаю, а тут - интеллигентный, вроде, парень и - такое... Мужики, откройте секрет, зачем вы это читаете???

0 Comments | Post Comment | Permanent Link

Девчонка с Петроградки...September 2, 2007

       ... Самое страшное время в тюрьме - осень. Тоска наваливается бетонной плитой и особенно остро начинаешь чувствовать, что ты - за решёткой. Хотя - тюрьма сама по себе не радость, не зависимо от времени года, но осенью тоска становится особенно непереносимой. И хуже всего, когда идёт дождь. В Питере тоже часто идёт дождь, но там я этого не замечал и не придавал ему такого уж большого значения. Но в Питере я был на воле... А здесь я возненавидел это погодное явление.

      Здесь, под Воркутой, лето приходит поздно, а осень наступает рано. Всего несколько недель - в июле и августе стоят тёплые деньки и унылая тундра оживает. Воркута... шахтёрский край, город, построенный руками зэков, узников ещё сталинского ГУЛАГа. А мы строили здесь какой-то космический объект, вроде космодрома в Плесецке. Впрочем - "строили" - громко сказано. Проект оказался недоработан и его завернули. Работы замерли на начальном этапе, а потом война началась. Про него вспомнили, но уже в самом конце войны и занимались стройкой уже военные. Но это так, к слову.

      К чему я это всё тут рассказываю? Нет, я не собираюсь тут вам в жилетку плакаться. Не дождётесь.

      Люди - странные существа. Они очень любят заблуждаться и с удовольствием в себе эти заблуждения поддерживают. Более того - холят и лелеют. Одно из таких заблуждений, что тюрьма-де "исправляет". Покажите мне того, кто придумал такую чушь! Хотя с тем, что тюрьма - это испытание я согласен. Это - для сильных духом, ребята. Потому, что здесь все твои сильные и слабые стороны - как на ладони. И ты - весь открыт, не спрячешься, как на воле, под маску. И заблуждения твои мигом развеиваются. На воле я мало встречал людей, кто не был бы подвержен общим заблуждениям. И до, и после тюрьмы. А тюрьма меняет, даже если ты пробыл там совсем недолго.

       Среди зеков очень сильны мечты о мести. Выйти - и отомстить тем, кто упёк их туда. Нет, не ментам. Их-то как раз понимают. Потому что тут как раз - или ты, или тебя. Отомстить мечтают судье, или прокурору. Вот их ненавидят по-настоящему. А я никогда не держал на них зла. Нет, вовсе не потому, что раскаялся. Каяться мне, как раз, я считаю, не в чем. А то, что попался... Свалял дурака, вот и всё. Нечего было болтать лишнее на допросах следаку. Особенно про то, где взяли взрывчатку. Это были, кстати, строительные патроны. Любая экспертиза бы подтвердила. Но наши пинкертоны доморощенные  очень уж выслужиться хотели. Вот и ухватились за мои слова про тайный схрон, который, якобы террористы заложили. За дело тут же ухватилось ФСБ и - "понеслось говно по трубам", как Джаконда выражается. Город они, кстати, перетрясли качественно - от Купчина до Гражданки и от Сосновой Поляны до Пороховых. Все пустые дома проверили, все бомжатники и прочие сомнительные места. Дело наше тогда такой шум подняло, что всех асоциальных личностей в срочном порядке вывезли из города куда подальше. Ну а в процессе следствия всплыли ещё и мои хакерские подвиги. Семь бед - один ответ, как говорят в России. И поехал я по этапу...

         А погуляли мы тогда здорово. Отметили Рождественско-новогодние праздники. Так, что дым столбом. Это ж сколько мы тогда выпили?! Керогазили мы примерно неделю и когда менты нас накрыли у нас, по-моему, ещё пол-ящика бухла оставалось... Оно ментам в качестве трофея досталось. Они злые были, потому как в праздники работать никому не нравится. Посему и обошлись с нами без излишней вежливости. Я, правда, тоже не очень-то культурно себя вёл. Потому в протокол занесли ещё и сопротивление при задержании. Одного ментёнка, говорят, прямо из нашей хазы в больницу увезли. Или двоих... Я ещё и в отделении пошумел немного. Так, что там потом ремонт делать пришлось. Вот тогда мне зубы и выбили. Скорее всего, потому что я не помню. Не протрезвел к тому времени до конца. Окончательно я в себя пришёл уже в Колпинском СИЗО. Зубов уже не было. И нос был в очередной раз сломан.

    Зубы мне уже на зоне Дыня сделал. Он там при больничке кантовался, типа лепилы. До зоны на стоматолога учился. Руки у мужика золотые были. Такой протез сделал из нержавейки!

      Дзенилевский, конечно, влез, куда его не просили. Как всегда - благородным хотел быть. Типа - взойти за всех на Голгофу. Кроме смеха его желание ничего ни у кого не вызвало. Следак его чуть ли не за ухо вывел. Но он - единственный, кто ко мне с "дачками" ездил. И на свиданки. Даже уже когда меня на зону отправили. Он и под Воркуту мотался. А туда дорога почти двое суток занимает. Я его на воле почти не замечал. Так, копошится что-то там... Я даже не помню, как мы с ним познакомились. Просто после очередной пьянки обнаружил его в своей компании.

       Когда всё это началось, когда меня загребли и всё такое, я его попросил кое-о-чём. Ситуацию одну разрулить надо было. Но этот придурок и тут по-своему решил всё сделать. Как лучше. А получилось - как всегда. Ладно. Об этом потом.

       А погуляли мы тогда весело. Забрались в один из расселённых домов на Старо-Невском и больше недели куролесили. Следак мне потом рассказывал в красках и лицах, как мы из окон нужду справляли на прохожих, как пошли проституток снять и сутенёра до полусмерти забили, потому как в цене не сошлись, как... ну, это долго. Я только про взрыв помню, потому что в тот момент я был трезвее всех.

       Чья идея была - не помню, но думаю - что моя. И осуществлял её, помню, я. Сколько народу при этом присутствовало и сколько нас на тот момент в этом доме было вообще - не знаю. Там народ постоянно то приходил, то уходил и состав действующих лиц, как и их число, всё время менялся. Вобщем, привязали мы к канистре с бензином связку строительных пиропатронов (где и как мы их раздобыли - убей меня - не вспомню. Может, и впрямь - свистнули где-то), закинули всё это дело в мусорный "танк" в соседнем дворе, привязав перед этим к канистре  пробензиненную верёвку, и подожгли. Рвануло так, что в окрестных домах стёкла повылетали. Глупая пьяная выходка, не лучше и не хуже тех, что мы и раньше устраивали. Но в тот раз, видимо, у тех, кто там, наверху, вершит нашими судьбами, терпение лопнуло. Совпало это по времени с терактом где-то то ли в Дубае, то ли в Мумбае, то ли ещё где. Но все спецслужбы мира по этому поводу встали на уши. В другое время сочли бы это всё злостным хулиганством и отделался бы я куда  меньшим сроком. Хотя, как знать... в ходе следствия всплыли мои хакерские подвиги. В частности - создание "Летучего Голландца". Это программа-шпион такая. Системы безопасности в компе её не распознают. Может и как вирус работать. Это была вершина моего творчества. Круче её я ничего не создавал ни до, ни после. И как они догадались, что это я?

    И то пари с побегом я затеял исключительно со скуки. Я и не собирался всерьёз бежать, хотя возможность была. И я мог бы преспокойно смыться, сделать себе новые документы и ни одна сволочь бы меня не нашла. Но я не стал этого делать. Почему - и сам не знаю. Но не потому, что мне так уж сильно нравилось в тюрьме. Клянусь, что половина седых волос у "хозяина" появилась после той истории. Вобщем - попортил я им крови. Поэтому, когда разведка мной заинтересовалась, они были рады от меня отделаться.

 

0 Comments | Post Comment | Permanent Link

Тест. Какая у Вас душа.September 2, 2007

Ваша душа - Строгая и категоричная.
Она независимая, отчуждённая и непоколебимая. В Вашей душе есть множество скрытых чувств, которым Вы не даёте выйти наружу, потому что они Вам не нравятся. Вы создали для Вашей души непроницаемую маску, в которой видны критичность, упорство, уверенность и неосторожность. На самом же деле под этой маской скрыта Ваша истинная душа – тонкая, уязвимая, неуверенная, но необыкновенная.http://www.daler.ru/preview/nature/sunset/m57c0f8hhco9i301obusfp7vdlkruyxn.jpg" align="right" alt="image" />
http://aeterna.ru/test.php?link=tests:16230" style="color: #FFFFFF">Пройти тест

0 Comments | Post Comment | Permanent Link

Дорогой юбиляр.August 21, 2007

                                                  ДОРОГОЙ ЮБИЛЯР.

  Не знаю, с какого-такого перепугу и руководствуясь какими-такими умыслами-замыслами, мама решила взять меня с собой… Сказала, что мы идём на «чествование».  Слово мне не понравилось. Было оно похоже на змеиное шипение. Но мама очень любила такие непонятные слова и я ничего не стала говорить. А мама всё говорила и говорила, что это – очень заслуженный человек, что наша семья ему многим обязана, что в своё время он очень помог папе и что я должна вести себя хорошо и не позорить никого. Ну последнее было непременным добавлением ко всему, что  бы она ни сказала до этого. Не важно – посылала ли она меня в магазин за хлебом, шла ли я в школу, или, вот как сейчас – на какое-то непонятное «чествование» - я должна была вести себя хорошо и не позорить родителей. Это у мамы просто пунктик был – больше всего на свете она боялась, что мы с братом их опозорим… Не важно – чем.

    Я слушала не перебивая. Когда мама говорит – лучше молчать. Иначе тебе же хуже. Выговорится – и уже через пять минут забудет о своих словах. Только вот почему она решила взять меня, а не братца? Братец всегда был любимчиком в семье и он вёл себя гораздо лучше. С ним вообще почти не было проблем и не надо было бояться, что он нас опозорит… Но… Словом, меня упаковали в белые гольфики с кисточками, дурацкое цветастое платьице в рюшечках-оборочках, которое я тихо ненавидела и которое составляло невысказанную трагедию моей жизни, зачесали назад и уложили локонами волосы, прицепив к ним идиотский бант, в довершении всего заставили надеть новые туфли и мы пошли. Новые туфли зверски жали ноги.

 

             «Чествование» происходило в ресторане. Никогда до этого я в ресторанах не была. В семье у нас против таких заведений всегда существовало стойкое и не совсем понятное предубеждение, выражавшееся в том, что «приличные люди», а тем более девушки и женщины, - «по ресторанам не ходят». Откуда оно взялось – не понятно. Скорее всего – от бабушки. А с чего бабушка так решила – не знаю и никогда уже не узнаю, потому как бабушка уже умерла. Но рестораны в нашей семье считались «гнёздами разврата» и «рассадниками вензаболеваний». Что это такое – я не знала, а на мои вопросы родители отвечали весьма уклончиво, из чего я, по созвучию, сделала вывод, что «вензаболевания», - это заболевания вен. А значит – у заболевшего человека разрушаются вены и он умирает, истекая кровью… И я, вспомнив про эти самые заболевания, всерьёз встревожилась – не подхватим ли мы с мамой эти самые заболевания вен, и не умрём ли в страшных мучениях, истекая кровью? Но спросить не решилась, ибо маме точно было не до меня.

          «Дорогой юбиляр», или «виновник торжества», как его все называли, - хотя причём тут «виновник»? – вряд ли он был в чём-то виноват, скорее наоборот, - оказался маленьким тощеньким старичком, сморщенным и совершенно лысым. Он сидел в кресле-каталке, заваленный букетами так, что торчала только одна голова, и улыбался беззубым ртом. Мне он показался ужасным. Увидев меня он велел маме подвести меня поближе. Мне поближе совсем не хотелось, но я помнила про мамины слова и подумала, что если не захочу подойти – она наверняка решит, что я решила её опозорить и разорётся. Посему я подошла. Он взял меня за руку. Его рука была холодной, как лёд и мне не понравилась.

- Как тебя зовут? – спросил он.

         Я ответила, хотя отвечать мне совсем не хотелось.

- Ты хорошая девочка? – спросил он.

           Этот вопрос я ненавидела. Почему все взрослые просто обожают задавать его мне?! Почему братца не спрашивают? Хотя – и так ясно за версту – братец – «хороший мальчик», хорошо кушает, слушается маму и так далее…

        Я молчала.

- Она стесняется. – поспешно ответила вместо меня мама.

         И я вдруг поняла, что этот тип в коляске просто упивается своим могуществом. Все присутствующие в этом зале чем-то обязаны ему и над всеми он имеет власть… И все его боятся. До сих пор. На столько, что продолжают раболепствовать перед этой человеческой развалиной, стоящей одной ногой в могиле… От таких совершенно взрослых мыслей мне стало страшно, а потом я возненавидела и его, и всех присутствующих, включая свою маму. Я ненавидела их за их страх, а его – за власть над этими людьми и за страх эту власть потерять. И я поняла, что взрослым быть ни сколечко не хорошо и  не интересно. Что большинство всю жизнь будут пресмыкаться перед такими вот «дорогими юбилярами»…

- А теперь – прошу всех к столу! – возвестил «Дорогой Юбиляр».

       И за столом тоже много говорили в вперемешку с едой и пили. Это называлось «тосты». Всё это было очень скучно. Рядом с «Дорогим Юбиляром» стояла очень толстая пожилая женщина в платье, похожем на ночную рубашку и с большим количеством золотых украшений на всех частях тела из этого платья выпирающих. Это была «супруга». Мне это слово тоже не понравилось. Супруга имела, кроме всего прочего ярко накрашенные губы и фальшивую улыбку, показывающую золотые зубы. Глаза у неё были злые. Мне показалось, что она следит за тем, чтобы все неустанно поклонялись её «дорогому юбиляру», а тех, ко делает это плохо – просто бы выгнали из-за стола, как выгоняли нас с братцем, если мы плохо себя вели…

        А потом что-то произошло. Что-то чего не должно было быть. Но чего все боялись и ожидали одновременно, втайне надеясь, что этого, всё-таки, не будет… По рядам славящих и едящее-пьющих пробежал смутный ропот. «Дорогой Юбиляр» и его монументальная «Супруга» моментально напряглись и на их лицах на какое-то время появилась растерянность, сменившаяся  тут же поддельной радостью. К Юбиляру подошёл высокий совершенно седой человек в светлом костюме, украшенном несколькими орденами, среди которых я рассмотрела только орден Отечественной Войны. Я его знала, потому что у дедушки такой был. Подошедший тоже улыбался, но по-другому. Улыбка у него была скорее ехидно-торжествующая.

  «Что – не ждали?» -словно бы спрашивал он.

           И я поняла, что эти двое ненавидят друг друга. Страстно. Самозабвенно. И ненависти этой уже много лет.

- Пётр Егорович! – воскликнул как-то чересчур оживлённо «Дорогой Юбиляр», - Вы ли это?!

- Я, Иван Петрович! – в тон ему ответил незваный гость.

- Вот уж не ожидали! – подала голос «Супруга» тоном, которым обычно говорят: «Как он посмел?».

- А Вы, я вижу, в добром здравии! – продолжал Юбиляр («Когда ты сдохнешь?»)

- Спасибо-спасибо! – отвечал гость («Не дождёшься, гад! Первый сдохнешь!»).

 - Огневой Вы человек, Пётр Егорыч! – продолжал Юбиляр («Ну это мы посмотрим – кто первый сдохнет!»).

- И Вы всё не сдаётесь, Иван Петрович! – отвечал гость («Ну ты-то уже одной ногой в могиле!»).

- И каким ветром Вас к нам, Пётр Егорович?! – снова вступила в разговор «Супруга» ( «Мерзавец! Вытолкать бы тебя взашей!»)

- Да я ненадолго! Поздравить зашёл. Шёл мимо – дай, думаю, зайду. Поздравлю старого товарища. – отвечал Пётр Егорович. В голосе его звучала совершенно неприкрытая ненависть. А мне вдруг этот незваный Пётр Егорович понравился. Он был единственный нормальный из всех. И он чем-то напоминал дедушку. Не только потому, что у него орден был такой же, как у дедушки.  Просто – похож и всё. Такой же смелый. И я вдруг представила себе, что вот эти двое – Юбиляр и Пётр Егорович – совсем молодые. Сидят в окопе, идёт война… а на них по полю движутся фашистские танки. Много танков. Сто, двести, а может – и целая тысяча танков. И этот юбиляр – Иван Петрович – струсил и убежал. А Пётр Егорович остался. И вот он, с перевязанной головой, в каждой руке по связке гранат, - встаёт навстречу танкам… А может, всё было совсем не так, а по-другому…

       Я посмотрела на маму. Она сидела сердитая и растерянная одновременно. И старалась не смотреть на Петра Егоровича.

- Ну, бывай! – сказал Пётр Егорович, - Я пошёл. Как говориться – рад был видеть. ( «В гробу я тебя видел!»)

- До свидания, Пётр Егорович, спасибо, что зашли! – хором заговорили Юбиляр  и Супруга (« Как бы ты первый в гробу-то не оказался!»).

        Он ушёл и за столом ещё какое-то время царило неловкое молчание. Но потом «чествование» возобновилось с новой силой. Всё громче и чаше говорили тосты, но за всем этим чувствовалось горячее желание поскорее загладить возникшую неловкость и поскорее забыть визит неприятного незнакомца. И от этого было только хуже.

- Мама! Я домой хочу! – сказала я. Мне было уже наплевать – опозорю я кого-то или нет. Мне хотелось только уйти поскорее.

- Да-да, конечно! – вдруг согласилась мама, - Мы пойдём. Спасибо вам за всё, но ребёнок устал. Для неё это всё слишком тяжело.

 

       Дома я забиваюсь в угол и долго тихо и отчаянно плачу, стараясь, чтобы никто не увидел…

 

            

0 Comments | Post Comment | Permanent Link

July 30, 2007

0 Comments | Post Comment | Permanent Link

July 2, 2007

0 Comments | Post Comment | Permanent Link

Девчонка с Петроградки. Продолжение.June 19, 2007

                                                                  Глава 2. Немного истории.

 

        ХХ век был самым тяжёлым и драматичным в истории России. И в чём-то правдой было то, что истоки многих событий следовало искать там.

     Полёты в космос всегда были заветной мечтой человечества. И кто только туда не рвался! Даже гитлеровская Германия отметилась. Вот тогда-то всё и началось. В 1945-м. Ещё шли бои за Берлин, ещё не была подписана капитуляция, когда из подвала в дотла разрушенном и сожжённом Дрездене бойцами Красной Армии был извлечён некий фриц в эсэсовском чине штандартенфюрера. С чёрным мундиром, впрочем, сей типус заблаговременно расстался, переодевшись в обычный мундир вермахта, надеясь слинять на Запад и там затеряться. Но ему не повезло с самого начала - шальной осколок угодил в ногу, повредив кость. Раненый думал отлежаться в родном Дрездене, а потом потихоньку уйти, но его обнаружили при прочёсывании квартала сапёры. Залечивал ногу он уже в русском лазарете.  В палате кто только не лежал - русские, поляки, евреи, немцы, французы и ещё Бог знает кто. Однажды в палату вошли несколько человек в белых халатах поверх формы. Под халатами виднелись голубые погоны советской Госбезопасности. То были бериевские ищейки, выискивающие в Германии не успевших удрать на Запад представителей мозговой элиты. Не иначе - его кто-то выдал. Большинству немецких учёных удалось перебежать на запад и там выгодно продаться союзникам, но кое-что досталось и Советам. Всех их ждали Особые лагеря. Впрочем - всё сие достаточно подробно описано у Солженицына. Кому охота - пусть читают. А мы вернёмся к нашему герою. После короткого допроса его перевезли в какой-то домик в предместье Дрездена, уцелевшем от бомбёжек. Там его держали несколько дней, интенсивно допрашивая, а потом отправили на восток в запломбированном вагоне и под охраной. Так появился заключённый Ю-118. ОсобЛаг. Закрытое КБ. В Круге Первом. По Солженицыну. И там наш узник продолжил свою работу - создание космических кораблей. Причём для полетов в дальний космос. Но в Германии в его распоряжении была целая лаборатория и неограниченное количество рабочей силы - узников концлагерей, а теперь он сам был узником № Ю-118. Так прошло 15 лет. Его не коснулась смерть Сталина и последующее разоблачение "культа личности" с волной реабилитации. Он оставался узником с номером вместо имени и работал в секретном КБ тюремного типа. Осенью 1960 года ему выдали советский паспорт и выпустили на свободу. Он сам попросил гражданство - ему некуда и не к кому было возвращаться. Его семья давно считала его погибшим. Он переехал в город, где был закрытый НИИ и вместо адреса "почтовый ящик" и где уже жило к тому времени большинство его товарищей по заключению. Там он сразу возглавил лабораторию и продолжил работы по созданию сверхсветового двигателя для дальних космических перелётов. А тем временем в апреле 1961 года в космос полетел Юрий Гагарин на корабле "Восток".

   Вскоре нашему герою и его товарищам удалось получить необходимые результаты, подтверждающие возможность создания сверхсветового двигателя. Данные направили в Москву, в ЦК. Но тут случилось непредвиденное - сместили Хрущёва. Бумаги положили "под сукно", работы временно приостановили, а осенью 1965, наш герой - теперь его звали Николай Генрихович Буров,- внезапно скончался. В последний путь его провожал почти весь город. Врачи констатировали смерть от инфаркта, но в это мало кто верил - Буров отличался завидным здоровьем. Впрочем - его смерть не сильно отразилась на ходе работ и вскоре они были продолжены одним из его преемников. Кстати, евреем по национальности.

    Осенью 1981 года в космос с Земли был отправлен беспилотный корабль, содержащий на своём борту образцы достижений человеческой цивилизации - книги, репродукции картин, записи музыкальных произведений, голосов птиц и зверей и тому подобное.  Корабль отправили с рассчётом, что на него наткнётся какая-нибудь разумная цивилизация. Ускорителя на его борту не было, но он уже был создан к тому времени и в городе с секретным НИИ и "почтовым ящиком" вместо адреса, приступили к постройке первого в мире звездолёта для сверхдальних полетов в космос. Приблизительно в это самое время появились в народе упорные слухи о "летающих тарелках". Их видели в местах самых разных и неожиданных - то под Пермью, то в Карелии, то в Подмосковье, то под Вологдой. Явление называли НЛО, или просто "тарелками" и всерьёз полагали, что это - инопланетяне. Тут же явились некие граждане, всерьёз утверждающие, что они были похищаемы этими самыми коварными пришельцами, некоторые не по одному разу, утаскиваемы на ихние тарелки и подвергаемы там самым  невероятным опытам и исследованиям кала и мочи, проводимыми с особой жестокостью... Говорили так же, что вскоре похищения заявлялись к ним некие тёмные личности -  "люди в чёрном" - с приказанием молчать. Но они, понятное дело, - молчать не могли и не собирались. Тем паче - что времена были уже не те. На дворе вовсю разворачивалась "перестройка" со всеми вытекающими последствиями. А именно - перестрелкой и перекличкой. И вот эти ненормальные, именующие себя "контактёрами" принялись нести в народ свои доморощенные теории о посещении Земли внеземными существами и о том, что мы все произошли не от обезьяны, как утверждал старина Дарвин, и не от Бога, как учит Библия, Коран и прочие священные книги, а прямиком от пришельцев. И даже бедных древних египтян сюда приплели. Они-де, проектную документацию на строительство пирамид со сфинксами получили от каких-то засланцев толи с Сириуса, толи с Альфа-Центавра. И вот - толпы народа, с энергией, достойной лучшего применения, ломанулись на поиски следов "внеземного разума". Шайки самостийных уфологов самозабвенно вытаптывали поля и огороды в местах всевозможных "аномалий" от пермской до курской магнитной. А вслед им неслись дружные матюги местных, у которых изыскатели не брезговали тырить всё, что плохо лежит. Одновременно с НЛО на многострадальные просторы нашего Отечества стройными рядами вышли стада "снежных человеков","барабашек", "целителей", "астрологов" и прочих проходимцев всех мастей-волостей. Начался массовый психоз.

          Тем временем грянул 1991 год...  Советская власть всем приказала долго жить, Союз развалился и начался перманентный бардак с вялотекущей гражданской войной по отколовшимся окраинам. На развалинах Союза всяк городил себе суверенную хибару, в которой он был бы сам себе президент. И всем было плохо по-разному. Одним был суп жидкий, а другим - жемчуг мелкий.

        Город с "почтовым ящиком" вместо адреса зачах. В секретном некогда НИИ жизнь едва теплилась. Часть помещений сдали в аренду каким-то фирмам под склады и офисы и теперь в коридорах торговали женским бельём и поддельным парфюмом. Накатило отчаяние. Новых хозяев жизни не интересовали сверхдальние космические перелёты. Все рванули торговать или воровать. Вчерашние доктора наук стояли за прилавком, академики шли в водопроводчики, врачи и учителя "челночили". А положение захватили вчерашние двоечники и прочая дворовая шпана. Они разъезжали на иномарках и ходили в жутких малиновых пиджаках от Версаче, делая "карьеру и фортуну". Госсобственность шустро "прихватизировали", поделив между собой, ушлые партийно-комсомольские вожаки, оставив всех прочих с носом и "ваучерами". Впрочем, об этом тоже уже достаточно рассказано и написано...

    Гражданская война, тлевшая на окраинах некогда единой страны, докатилась, наконец, и до России. Это была не война "красных" с "белыми" и "ваххабитов" с "неверными". Это была - война всех со всеми... III Мировая. Или IV?

Кто её разберёт? Эта война не имела фронта, вспыхивая то в одной, то в другой стране... Война террора. И длилось это долго. Но постепенно люди устали воевать и бояться.

      Сложно сказать, что это было - очередное "русское чудо", или что-то ещё, но Россия быстро поднялась из развала. Когда никто в мире уже не верил в то, что эта некогда великая страна снова будет играть сколь-нибудь значительную роль. Но она восстала, как Феникс из пепла. И быстро вернула себе утраченную позицию сверхдержавы. Вот тогда-то и вспомнили про полёты в дальний космос.

       А наци, надо сказать, были не дураки. Они прекрасно знали, какие именно отрасли науки надо развивать. И в гитлеровской Германии уже в 1942 году были построены первые дисколёты. Испытания их проводились как раз в разгар Сталинградского сражения и они, эти дисколёты, должны были стать тем самым "чудо-оружием" о котором так настойчиво твердил Гитлер и всё руководство Третьего Рейха. Не успели... И слава Богу! Но в 1945 почти все материалы по "чудо-оружию" таинственно исчезли. Как исчезли и сами машины, а так же те, кто их создавал. Есть мнение, что всё это дело было вывезено в Антарктиду, где с 1939 года строили некую секретную базу. Впрочем, про это тоже достаточно уже сказано и написано в других местах. А вот то, что НЛО имеют не космическое, а земное происхождение - в это верят немногие. И "тарелки" в небе - вовсе не инопланетяне, а свои же - земляки, так сказать...

 

                                                                           Глава 3. Узник .

 

       Душным и тёплым пасмурным летним вечером из ворот небольшой дачи в Комарове выехала машина. За рулём сидела женщина в тёмном костюме. Вторая - лет на пять постарше, сидела на заднем сидении. Стремительно набрав скорость, мощный электромобиль легко понёсся по гладкому, как  стекло, шоссе по направлению к Санкт-Петербургу. Машина охраны плотно шла следом.  Небольшой эскорт пронёсся по улицам сонного Города и въехал в ворота Большого Дома на углу Литейного и Захарьинской. Женщина вышла из машины и быстро вошла в подъезд.

- Он здесь, Влада Константиновна.- негромко сказал ей рослый мужчина лет 30-ти с небольшим в тёмном дорогом костюме,- Ждёт.

    Женщина кивнула не останавливаясь. За столом в одном из кабинетов сидел мужчина. Короткая стрижка и особое выражение глаз выдавали в нём недавнего "сидельца". Увидев вошедших он резко вскочил со стула.

- Садитесь, то-есть, я хотела сказать - присаживайтесь.- кивнула женщина.

    Мужчина снова опустился на стул.

- Значит - Вы и есть - Лапполайнен Тойво Паавович.- сказала женщина утвердительно.

   Мужчина кивнул.

- Вы догадываетесь, зачем Вас вызвали? Это дело - государственной важности. И если Вы согласитесь помочь Родине - Вас помилуют.- продолжила женщина.

- Да, гражданка начальник.- хрипло отозвался мужчина, а женщина слегка усмехнулась на такое обращение.  А её гость? Собеседник? Вобщем - знакомьтесь: Тойво Лапполайнен, из обрусевших финнов, житель города Санкт-Петербурга, кличка Винни-Пух, один из самых дерзких и неуловимых хакеров не только России, но и мира. И не только хакер. Описание его подвигов заняло бы отдельную книгу. Но  мы расскажем о них. Не о всех, правда. Но несколько лет назад удача от него отвернулась, Винни-Пуха повинтили и отправили в места не столь отдалённые. Теперь же о нём вспомнили и разыскали в одной из отдалённых "зон", где-то под Воркутой.  Женщина  молча протянула хакеру плотный пластиковый конверт.

- Это - по Вашей части. Последние трофеи.

- Их техника обгоняет нашу, не намного, правда.- ответил хакер,- Нужна хорошая машина.

- У Вас будет всё необходимое. Срок - десять дней.

- Хорошо. Я постараюсь.

- Уж постарайтесь. Сейчас Вас отвезут к месту работы. Вас кормили?

- Нет.

- Накормят. Всего хорошего, Иван Иванович. Да. Теперь Вы - Иванов Иван Иванович. Тойво Лапполайнена больше не существует.

- До свидания.- поднялся хакер.

      Женщина вышла. Она была - руководитель службы внешней разведки, генерал ФСБ - Влада Константиновна Верещагина.

      К этому моменту война перешла из "блицкрига" в разряд "затяжных". Бои шли в основном на подступах к планете и в воздухе. Иногда, впрочем, космитам удавалось бомбить наземные объекты - военные и гражданские. Цель этих акций была - посеять панику среди мирного населения.

      К середине века ведущие страны мира приступили к освоению близлежащих планет Солнечной системы и Луны. Появились первые колонии-рудники на Марсе и Венере. Посылали туда в основном преступников-большесрочников и редко кто из них возвращался живым, а уж здоровым - и подавно. Среди зеков эти рудники получили название "смерть в рассрочку". Бежать оттуда было практически невозможно, да и некуда. А впрочем - был один побег, история коего вполне достойна отдельной книги. Это было в самом начале войны. Но об этом речь ещё будет.

   Лет за 12 до начала описываемых событий в горах Кавказа упал некий летательный аппарат. Врезался в гору. Свидетелями происшествия были местные пастухи, стерегущие в горах овец. Они вызвали МЧС. Прибывшие спасатели обнаружили груду искорёженных обломков и два трупа. Но челнок был явно не российского производства и вообще - сделан был не на Земле. На нём не было  никаких опознавательных знаков. Немедленно понаехали компетентные органы, которые оцепили место аварии и настоятельно попросили местных дать подписки о неразглашении. Место внутри оцепления буквально на коленках исползали и землю чуть не решетом просеяли. Слухи о происшествии в горах в прессу не просочились, но зато стало достоянием гласности происшествие с "Дмитрием Донским", последовавшее по времени одновременно с этим. Добрых две недели изображения искалеченного корабля не сходили с экранов визоров. А потом вдруг всё резко стихло, словно кто-то приказал всем замолчать. И последовала официальная версия, которую и принято было считать единственно верной - столкновение с метеоритом.

     А ещё - произошло в тот год ещё одно событие. Которое было не столь масштабным и вообще нигде, кроме городской сводки происшествий отмечено не было. 31 декабря, за несколько часов до Нового года на Большом Сампсониевском проспекте в Санкт-Петербурге была сбита машиной женщина, погибшая на месте. Подоспевший наряд милиции обнаружил в её сумке свёртки с подарками и удостоверение на имя Островой Светланы Игоревны, жительницы посёлка Тайцы.

 

                                                                  _________________

                                                                                                                                                                                                                                                   

0 Comments | Post Comment | Permanent Link

Аватар, блин.May 28, 2007

 Вот всегда так. Беда с аватарами.

 

Итак! Вот аватор, который больше всего Вам подходит! Можете пользоваться))))
Грустный, печальный, немного мрачноватый аватор... но вам-то нравицца?!http://www.p1xels.ru/forum/im/avatars/personal/18-avatar.jpg" align="left" alt="image" />
http://aeterna.ru/test.php?link=tests:10889" style="color: #FFFFFF">Пройти тест

0 Comments | Post Comment | Permanent Link

May 23, 2007

0 Comments | Post Comment | Permanent Link

Девчонка с Петроградки. Продолжение.May 23, 2007

 

                                                        ЧАСТЬ  ПЕРВАЯ.     "КОНЕЗАВОД".

                                                        Глава 1.  Родственники.

- Нашли место, где создать свою военную базу.- проворчал Чероки.

- Нашли место, где построить свой конезавод.- невозмутимо ответила Виктория.

- Ну и что теперь с нами будет?- спросил Жан,- Неужели вы так и не поняли, что никто из нас отсюда не уйдёт?

- Воля ваша. Я всё сказала.- капитан-командор Вика Влад встала из-за стола.

- Но ведь это же не твоя точка зрения.- сказал Чероки.

- Какая разница? Моя точка зрения отличается ненамного.

- Мы никуда не уйдём.- упрямо повторил Жан,- Это наш дом, наша земля и если надо - мы будем её защищать!

- С чем? С карабином дедовским?- Вика вздохнула. Спорить было бесполезно,- Пойдём, Соломон.

       Она взяла фуражку и стала спускаться с крыльца, на котором все они пили чай.

-Жан, проводи-ка меня.- бросила она через плечо,- А ты, Че, останься. Мне с Жаном надо поговорить.

      Вскоре Вика отослала Соломона под каким-то благовидным предлогом и они с Жаном остались вдвоём.

- Давно хотела поговорить с тобой поговорить, Жан.

- О чём?

- Не догадываешься?

- Нет.

- Нет? А я вот давно догадалась, кто ты и откуда. И будь я проклята, если ещё кто-нибудь не догадается. И давно ты на Земле?

- Скоро десять лет.

- И какая у тебя миссия была изначально?

- Это допрос?

- Нет. Просто беседа. Я хочу помочь.

- Мне?

- Не только. Мел знает?

- Нет.  А что - надо сказать?

- Это твоё дело. Ну, так что у тебя за миссия была?

- Побег.

- Вот как?

- Да. Я, если можно так выразиться, диссидент. У нас таких, как я, называют "неблагонадёжными".

- И в чём же заключалась твоя "неблагонадёжность"?

      Жан вздохнул.

- Это сложно объяснить. Вам тут этого не понять. Там всё подчинено Правильной Идее и Боссу, как её выразителю. Ну, например, есть у них там такое мероприятие - "Час Откровения". Каждый должен встать и подробно рассказать обо всём, что он делал и думал в течении дня. А я этого терпеть не мог. Ну, там ещё много чего было. Особо неблагонадёжных в Третий Блок отправляли. А потом я вдруг узнал, что на Землю отправляется разведчик. Мне удалось пробраться в капсулу. Разведчик до Земли  так и не долетел. Труп я сбросил в верхних слоях атмосферы. Приземлился в лесу недалеко от города под названием Тихвин. Жил все эти годы то в России, то в Латинской Америке. Работал. Был жокеем, грузчиком, санитаром в психушке, вертухаем в тюрьме, водителем-дальнобойщиком, вышибалой в борделе.

- Богатая биография.- усмехнулась Виктория,- Я хочу предложить тебе ещё кое-что.

- Что именно?

- Ты тут сказал, что готов защищать свою землю.- она выделила  слово "свою".

- Да.

- Тогда почему ты не идёшь в армию? Тебе, с твоими знаниями и опытом, цены нет.

- И что ты конкретно мне можешь предложить?

- Пока что - службу под моим началом. Устраивает?

- Вполне.

- А насчёт моих предложений по эвакуации - ты же сам видишь, что тут небезопасно. Ещё один такой налёт - и от вашего конезавода останутся одни дымящиеся развалины. Сколько вы уже потеряли?

- Десять. Двух жеребцов, четыре матки и молодняк.

- Ну вот, видишь? А люди?

- Один табунщик погиб, второй ранен. Мел возвращается.

   В конце аллеи показалась всадница на рослом чалом коне. Она приближалась широкой рысью. Поравнявшись с ними, Мелани, она же Меланья, она же Мел, осадила коня.

- Добрый день, Вика. Привет, Жан.

- Привет.- Жан помог жене сойти с коня и принял поводья.

     Вика сдержано кивнула.

- Куда ты ездила?- спросила Вика.

- В посёлок. Люди уезжают.

- Нам тоже предлагают.- сказал Жан.

- Собственно, я за этим и приезжала.- ответила Виктория,- Если нужна помощь - готова оказать всяческое содействие.

- Мы не уйдём.- ответила Мелани.

- Твой муж и мой брат твердят то же самое.

- Алевтина тоже никуда не уедет.- сказала Мелани.

- В конце-концов останетесь вы одни - и что тогда?- спросила Виктория.

- Даже если и так, то шо с того? Всё равно никуда не уйдём.- повторила Мел.

   Виктория вздохнула в очередной раз. Она уже исчерпала все аргументы, но переубедить эту упрямую семейку не смогла.

- Я тут предложила Жану в армию идти.- сказала она.

- А ты шо?- спросила Мел мужа.

- Я подумаю.

- Только не очень долго.- сказала Виктория.

- Хорошо.

      Откуда-то возник Соломон.

- Всё в порядке, мамочка. Можем лететь. Ну что, ребята, всё не сдаётесь? Молодцы.

- Всего хорошего. Удачи вам. Тебе, Жан, даю три дня.- сказала Вика.

- Пока, ребята.- сказал Соломон.

 

                                               -----______________

 

      - Шо она хотела?- спросила Мелани, когда Виктория с Соломоном ушли.

- Я же говорил - предлагала нам эвакуироваться. Ну и помощь предлагала, ясен пень.

- Ясен пень...- передразнила Мелани,- Где ты слова такие берёшь? Не, я про другое. Она казала, шо даёт тебе три дня. Она шо - справди тебе в армию идти предлагала?

- Я же сказал, что подумаю.

- Делай, як знаешь. Я всегда приму твой выбор.

          В библиотеке хмурая и недовольная Алевтина, она же Алла, она же Тина, листала племенные книги.

- Шо это за выдра у погонах?- спросила она.

- Сестра Чероки.- примирительно ответил Жан.

- Она такая же сестра, як я - Папа Римский.

- Она не родная сестра, а сводная.- отозвался Чероки откуда-то сверху. Он стоял на стремянке возле стеллажа с книгами и что-то там выискивал.

- Ну, ребята, вы и накопили барахла,- продолжал он,- И чего она тебе наговорила, а, Жан?

- В армию предлагала идти.

- А ты?

- Сказал, что подумаю. Три дня.

 

                                                        ________________

    Налёты участились. Обитатели конезавода приуныли. Обстреливали даже табуны, пасущиеся на выгонах и в левадах у конюшен. Погибли ещё два человека и однажды Мелани сказала, что она рассчитала табунщиков. На конезаводе остались только Мелани, Жан, Чероки с Аллой и трое конюхов. Теперь приходилось соблюдать маскировку, хотя это мало помогало - самонаводящиеся ракеты исправно рвались рядом.

     В один из дней Мелани нашла мужа за домом на небольшой площадке, именуемой, почему-то, "метеостанцией". На ней стояли вышка с помостом, шест с флюгером и железная бочка непонятного назначения. Жан сидел на вышке и что-то высматривал в старинный морской бинокль, оставшийся Мелани ещё от деда.

- Ну и шо ты там высматриваешь?- спросила она мужа.

      Жан оторвался от созерцания окрестностей, повесил бинокль на шею и стал спускаться вниз.

- Я думаю, что я приму предложение Виктории.- сказал он.

- Это ты у бинокль высмотрел?- попыталась пошутить она.

     Жан не ответил. Лицо его было хмурым. Он ерошил свои коротко остриженные светлые волосы, как всегда делал, когда его что-то волновало, или тревожило.

- Ты шо?

- Ничего. Я думаю. Я волнуюсь за тебя...

- Я ж не одна остаюсь...

- Да.

      Но было видно, что мысли Жана витают далеко отсюда.

- Ничего.- повторил он,- Я буду служить рядом с домом. И на выходные приезжать. Пошли домой. Я зверски хочу жрать.- он слегка улыбнулся и обнял жену за плечи.

- Аля обед готовит. Кстати, Жан, а откуда ты эту Викторию знаешь?

-Ну... как тебе сказать... я тогда цириком был... Ну, надзирателем в тюрьме. У нас с ней... был небольшой роман. Потом мы расстались. Мир тесен.

- Вот как? - Мелани усмехнулась,- Кстати, Жан, шо с машиной? Я хотела утром до города съездить, а она не заводится.

- А-а-а... это её Чероки починить пытался. Ему показалось, что в моторе стучит чего-то.

- От той Чероки! От же бисов сын!

     Они зашагали к дому. На заднем крыльце стояла Алла и из-под руки вглядывалась вдаль. На Жана с Мелани она не обратила никакого внимания.

       Дом был старинный, красного кирпича. Построен он был в конце XIX века в виде средневекового замка с башенкой и после этого несколько раз перестраивался, ремонтировался, там меняли внутреннюю планировку. Теперь от прежних времён сохранилось только боковое крыло с башенкой в виде шахматной туры, к которому в конце ХХ века какой-то очередной хозяин, у которого и с головой, и со вкусом были проблемы, пристроил циклопических размеров пристройку с гаражом, в котором запросто можно было бы разместить целую автороту, сауной с бассейном, в котором хоть на водных лыжах катайся, спортзалом и ещё несколькими помещениями непонятного назначения. Издали дом напоминал паровозик-"кукушку", везущий огромный товарный вагон. Когда очередные хозяева разорились, дом купил отец Мелани, сильно обукраинившейся американец, с целью заняться коневодством. И, надо сказать, весьма в этом преуспел.

     Женился он на местной хохлушке - дочери соседа-фермера Оксане Копатько. Алевтина и Мелани, названные так в честь бабушек, достойно продолжали его дело. Конезаводик был небольшой - пятьдесят маток, десяток жеребцов-производителей, да молодняк. К тому моменту, о котором идёт речь,  Жан с Мелани были уже женаты чуть более двух лет и их дочери было полтора года. Жана с Чероки она нашла на Ялтинском ипподроме, куда вывезла своих лошадей на испытания. Жан там работал жокеем, а Чероки просто ошивался при ипподроме без определённых занятий в должности "подай-принеси". В день их знакомства Жан скакал на одной из лошадей Мелани, пришёл вторым и вечером Мел пригласила его выпить. От спиртного Жан решительно отказался, но идея совместного досуга ему понравилась. На следующий вечер он сам к ней заявился и пригласил пройтись по набережной. Была уже весна, сезон на ипподроме заканчивался и Мелани  нужно было уезжать. Провести последний вечер в компании симпатичного жокея было не самым плохим вариантом. Жан пришёл в шортах и чёрной майке без рукавов. Мелани увидела у него на правой руке татуировку - от запястья до плеча вокруг руки обвивалась змея, голова которой красовалась на плече Жана. Про себя она отметила искусство мастера, наколовшего парню эту тварь - с какой бы точки на неё не смотрели - глаза змеюки неизменно глядели в ту сторону. Ещё две татушки были у Жана на левой руке и на правой ляжке. На руке - полуголая красотка на тигре, а на ноге - какой-то крылатый фантастический зверь вроде грифона.

   А потом вся компания как-то сама собой оказалась на конезаводе, да так там и осталась. Жан с Мелани поженились, Чероки стал кем-то вроде старшего табунщика.

      Войну всерьёз никто не воспринимал. Она казалась чем-то далёким и просто досадным недоразумением, пока не пришла сюда, в эти благословенные места у отрогов Крымских гор.

                                                        ____________________

 

      За обедом Жан почти не притронулся к еде.

- Та шо с тобой? Заболел?- встревожилась Мелани,- То говорил, шо с голоду помираешь, а то не ешь ничого? Шо за дела?!

   Жан отодвинул тарелку и поднялся из-за стола.

- Пойдём, поговорить надо.- сказал он жене.

   Они вышли.

- Чего это с ними?- поинтересовался Чероки.

    Алевтина только плечами пожала.

    Они поднялись на второй этаж в спальню. Жан плотно прикрыл дверь.

- Шо за дела, Жан?- повторила Мелани.

- Сядь, Мел. Нам очень серьёзно поговорить надо.

      Она села на кровать.

- У тебя баба?- спросила она,- Виктория возвернулась и ты...

- Нет. О, Господи, ну почему сразу это?! Нет. Если бы была другая - это была бы точно не она. Успокойся.- Жан достал из кармана сигареты, зажигалку и закурил. Мелани поняла, что дело действительно обстоит очень серьёзно. Жан никогда не курил в спальне. Он жадно затянулся несколько раз, резко выдохнул дым под кровать и заговорил:

- Виктория не просто так мне в армию идти предложила. Дело в том, что я... из этих...

- Из кого?- не поняла жена.

    Жан снова затянулся и выпустил дым под кровать.

- При нашем знакомстве я сказал, что я - сирота. В некотором роде - это правда. Я действительно не помню своих родителей. Я сказал, что я  из Новгорода. Я не из Новгорода. И не из России вообще. Я - из этих.- он ткнул сигаретой вверх.

- Из каких... "этих"? Шо ты буровишь?

- Мел, я серьёзно. Я - с этого самого корабля. Из тех, с кем мы воюем. Я сбежал. Давно. Десять лет назад. Не мог и не хотел там оставаться. Меня могли убить. Мне повезло. Я добрался до Земли. Сумел затеряться среди людей и постарался всё забыть. Это оказалось не так-то просто, когда вырос... среди всего того... Там... И ещё... я боялся, что меня будут искать и найдут. Поэтому так часто менял место жительства. И то, что мне предложила Вика, возможно, да скорее всего, так и есть - это мой шанс покончить с прошлым.

    И Жан поведал ей историю своей жизни.

     Родителей своих он не помнил. Не помнил и того, откуда он родом и как оказался на звездолёте. Все его воспоминания - это корабль. Дети рано взрослели, как это и бывает с детьми, оставшимися без родителей. Самое яркое и сильное воспоминание - голод. Нужно было очень постараться, чтобы не остаться голодным. Они с другом Гэном сумели подобрать код к отсеку Жизнеобеспечения и там иногда удавалось чем-то поживиться.

   Когда вырос - его стали учить как пилота-навигатора, но потом перевели в Службу Внутреннего Порядка.  Туда же перевели и друга Гэна. Вернее - это Гэн его перетянул.

    Чем он не угодил Боссу - Жан так и не понял. Просто в один далеко не прекрасный день узнал, что его считают "неблагонадёжным". Ему запретили иметь детей. А потом он узнал, что его имя в списке тех, кого отправляют в Третий Блок... Гэн успел предупредить его, хотя сам здорово рисковал. Он недавно получил разрешение на брак и его подруга ждала ребёнка. Он же и сообщил другу, что на Землю отправляют разведчика. Жан сумел пробраться в капсулу. И спасся.

             Компания там подобралась довольно пёстрая и разношёрстная. То были люди разных стран, возрастов и убеждений.  Сперва была паника. Кто-то покончил с собой, кого-то убили в борьбе за выживание, но постепенно всё успокоилось и люди занялись вживанием и выживанием  в своем новом доме. Многое пришлось создавать самим "методом тыка". И они создали себе среду обитания. Научились синтезировать продукты. Основой цикла были водоросли. Они выделяли кислород и давали пропитание. А ещё - на корабле жили тараканы. Это были уникальные твари! Жан всерьёз утверждал, что они разумны. Сперва с ними пытались бороться, но потом махнули рукой. Вследствие  каких-то космических воздействий тараканы мутировали и некоторые особи достигали размеров чайного блюдца. Жану в детстве постоянно есть хотелось и они с Гэном ловили этих тварей и ели. Ничего, живы остались.

       Долгое пребывание в изоляции превращает людей в стаю. А у стаи должен быть вожак. И далеко не всегда им становится достойный - самый умный, честный, нравственный и так далее. Плохим людям в этом отношении легче, ибо плохому можно всё, а хорошему нельзя ничего. А ещё - люди в большинстве своём боятся ответственности и не хотят нести её даже перед собой. Им всегда хочется, чтобы за них кто-то думал и решал, чтобы кто-то жевал и в рот клал, а что за жвачка - не моё дело. А потом удивляются - с чего это брюхо так скрутило?! И чем это вытошнило таким?! Но так удобно жить с выключенными мозгами. Главное - чтоб тепло было, сухо, чтоб пожрать, выпить и потрахаться вволю.

       Босс был единственным на тот момент, кто мог реально что-то предложить. Прочие либо хандрили и пассивно ждали, пока явится кто-то и "наведёт порядок", либо просто разводили демагогию. Босс предложил "Правильную Идею" и на деле принялся её претворять. И весьма активно. Личность - гласил один из постулатов,- субстанция весьма нестойкая и колеблющаяся. Одной личностью управлять весьма сложно, но вместе они - коллектив, а значит - масса, а в массе нет места мнению отдельных личностей, но есть коллективный разум, который можно и должно направлять в нужное русло. Коллектив - всё. Воля и желание коллектива - закон и каждый член общества обязан ему подчиняться. И подчиняться не только мыслями, но и волею и всею жизненной энергией. Слово "моё" - вредное слово. Его должно изживать из обращения. Собственность развращает, а значит - собственности быть не должно. Коллектив даст каждому его члену всё необходимое.

        Но сам коллектив - ничто без лидера. Только он - единственный - может управлять коллективом и направлять его в нужное русло, дабы было хорошо всем. А когда хорошо всем, то каждому должно быть хорошо по определению.

       Семья не нужна, ибо семья порождает частнособственнические настроения и отрывает человека от служения коллективу, а частые и беспорядочные совокупления вредны, потому как во-первых: истощают человеческие силы; во-вторых: ведут к неконтролируемому деторождению, которое приводит к истощению ресурсов жизнеобеспечения. А посему - необходимо смирять свои желания и направлять высвободившуюся энергию на благо коллектива.

        Каждый коллектив должен иметь строгую иерархию, дабы каждый член его знал своё место и им было бы легче управлять. Наверху стоит Босс. Ниже - его помощники и приближённые. Далее - "масса", которая, в свою очередь, делится на "спецов", "незаменимых", "охранников", "рабочих". Ещё ниже и особняком - "неблагонадёжные". Изгои общества, противопоставившие себя коллективу и его воле.

     Собственно -всё это было уже под различными названиями и в различных вариациях. Фашисты, коммунисты, секты различных толков и наименований - от катаров и исмаилитов до "Белого братства" и "Аум Синрикё". Просто сама идея оказалась столь же живуча, сколь и вредна. Но, видно, такова уж человеческая природа. Впрочем - строго судить обитателей "Звёздного Странника" было бы несправедливо. Всё произошедшее с ними - скорее беда их, чем вина. Так, или иначе, но Боссу удалось побороть царившее среди людей уныние и разброд.

       Сложно сказать, что двигало Боссом, когда  он решил вернуться. Скорее всего - эта идея пришла в голову сразу многим, если не всем, когда они поняли, что именно с ними стряслось. Но дорогу назад ещё надо было разыскать. Обратный путь занял много времени. На корабле успели подрасти поколения, знавшие о Земле лишь понаслышке. То были - "люди-никто", не ведавшие понятия "Родина", "дом", "семья", "вера". Ведь сложно назвать домом космический корабль.  Вся их жизнь проходила навиду. Босс не допускал, чтобы кто-то хоть на минуту оставался один. Повсюду люди, повсюду камеры слежения и обязательный "Час откровения".

            Жан закончил и в спальне воцарилось молчание. Потом он вытянул из пачки новую сигарету и закурил.

- В это трудно поверить, я понимаю.- кивнул Жан.

- Я верю.- отозвалась Мелани,- И шо бы ты не решил - я не против. Только...

- Что?

- Я хочу помочь.

- Ты уже помогла.

- Ты будешь воевать против своих...

- Они мне давно не свои.

- А може - так воно и надо.- тихо сказала Мелани.

                                                        _____________________

   Через несколько дней Жан отбыл в часть, а на следующий день на конезаводе появилась Виктория Влад. Растерянная и осунувшаяся. Одна, без Соломона.

- Твой муж арестован.- сказала она Мелани,- Кто-то докопался до его прошлого и теперь его обвиняют в шпионаже.

      Кроме самой Мелани на веранде в тот момент были Чероки и Алевтина. Алла уронила чашку. Горячий чай полился ей на колени, но она этого не замечала. Чероки и Мел остались стоять, как громом поражённые.

- Когда?- наконец обрела дар речи Мелани.

- Сразу, как прибыл.

- Где он?

- В Симферополе. На Главной гауптвахте.

- До него пускают?

- Не знаю. Я пыталась поговорить с комендантом, но меня не приняли.

     Запиликал мобильник.

- Слушаю вас.- отозвалась Вика. Она некоторое время сосредоточенно молчала,- Есть. Меня вызывают в Симферополь в Штаб.- сказала она после того, как отключилась.

- Я с тобой.- сказала Мел.

                                                                           ____________________

    Весь день Мелани провела в Симферополе. Пыталась встретиться с комендантом и добиться свидания с мужем. Ей всюду отказывали, а потом она и сама угодила на допрос к какому-то типу, назвавшемуся следователем из ФСБ. Неопределённого возраста человек в тёмно-синем костюме, с вкрадчивым, но твёрдым голосом и блёклым лицом допрашивал её около двух часов. Всё пытался узнать, чем занимался Жан, не было ли у него странностей в поведении и внезапных отлучек из дому. Несколько раз заставил пересказать историю их - Жана и Мелани - знакомства. Уже темнело, когда он, наконец, отпустил её. Выйдя на улицу бедняжка без сил опустилась на крыльцо. Скоро стемнело совсем. Надо было возвращаться домой, но ехать было не на чем. В город она приехала на машине Виктории, их ПСК был сломан и после "ремонта" устроенного Чероки, годился только в металлолом. На её счастье откуда-то явился Соло. Он искал Вику. Вместе отправились на поиски капитан-командора. Нашли её в Штабе в крайне подавленном настроении. Виктория нервно курила и отворачивалась. Мелани заметила, что глаза у неё подозрительно красные и опухшие. Выяснилось, что история с Жаном катком прошлась и по ней. Её переводили в какую-то тмутаракань, в Астраханскую степь, на должность заместителя командира дивизиона. Это было понижение.

      На конезавод вернулись когда была уже глубокая ночь. Спать легли сразу, не ужиная и не разговаривая. Но заснуть удалось не всем. Мелани провалилась в вязкое, без сновидений, забытьё только к рассвету.

      Утро было безрадостным. Уже несколько дней стояла испепеляющая жара, хотя был ещё апрель, но столбик днём поднимался до отметки "+37", да так там и стоял. Хуже всех жару переносила Алла. Она делалась мрачная и раздражительная.

        - Вчера я была на совещании.- сказала Вика за завтраком,- Узнала одну вещь. Создаётся объединённое командование. Россия подписала Конвенцию О

0 Comments | Post Comment | Permanent Link

Девчонка с Петроградки...April 7, 2007

 Я начинаю публиковать здесь свою новую вещь. "Девчонка с Петроградской..." - это наша с подругой Марго попытка написать фантастическую повесть. На ваш суд, как говорится...

 

 

 

                                                                   ДЕВЧОНКА С  ПЕТРОГРАДСКОЙ. ИЛИ ХРОНИКИ   V МИРОВОЙ.

( Житие Дашки Островой...)

                                                       

Действующие лица:

Земляне:

Иванов Иван Иванович.- вообще-то это псевдоним, ибо наш герой - обрусевший финн, но тут по Лермонтову:"я знал одного Иванова, который был немец". Агент ФСБ, что-то вроде Дж.Бонда. "Меня зовут Иван. Иван Иванов..."

                                                        ОБИТАТЕЛИ КОНЕЗАВОДА:

 

Жан Могилин - беглый космит;

Мелани - его жена;                                

Алевтина - её сестра;

Чероки, он же Матвей Багирцев-Кара - начкон. Молодой человек, лет 25, приятной наружности и без царя в голове;

Виктория Влад - капитан-командор космофлота, одинокая неудачница в личной жизни, по совместительству - командующая военной базой. Она же - сводная сестра Чероки.

Соломон Дзенилевский - поляк. Редкостный придурок и маменькин сынок. Клеврет и прихлебатель Виктории. Он же - просто Соло. Влюблён в Дашку; дружит с Ивановым.

Дейна Стерлинг - лейтенант американской армии. Девочка неплохая, но своих мозгов не хватает. Блондинка, что с неё взять?!

Ричард Хантер - капитан той же американской армии. Зять адмирала Чарльза Роя Эймера, командующего Объединёнными Силами Земли. Простой честный служака.

Прапорщик Говенько - просто прапор. Пьяница и Кулибин-самоучка;

Сержант Кожемяко Василий - его племянник и, по совместительству - водитель;

Сюзанна Ганго - лейтенант ФСБ. Одноклассница Дашки с Лариской. Особа умная и проницательная. Несколько склонна к полноте и при этом много курит, но только дорогие сигареты. Друзья зовут её Сузи, или Санька;

Команда майора Черненко:

Джаконда Острова - старшина, она же Дракон. Аналитик и компьютерный гений. Снайпер и признанный мастер рукопашной. Вне строя - чемпион отряда по преферансу. Обладает уникальным вокальным даром - голос 4 октавы.

Лариса Земелина - старший сержант. Она же - Зёма. Взрывотехник. Обезвредит любую мину. Владеет техникой гипноза.

Евгений Сизьмин - старший сержант. Он же Жека, он же Телок. Тоже снайпер.

Андрей Гансовский - сержант. Он же - Ганс.  Давно и бесповоротно любит Лариску;

Шамиль Бероев - сержант. Он же Горец, он же - Шама. Последний потомок знатного рода. Безнадёжно влюблён в Дашку, о чём та даже не догадывается. И не догадается.

Иван Шматов - старший лейтенант. Он же - Шмат. Командир группы. Наредкость безбашенный по жизни тип. Однако на задании - хитёр и осторожен. Дружит с Ивановым.

Отец Кирилл (Белов) - полковой священник. Нечто вроде о. Брауна. Он же - хакер по совместительству.

Черненко Игорь Васильевич - майор. Командир отряда. Занимает полковничью должность, но звания так и не получил. Он же - Батя.

 

Космиты:

Босс - вождь космитов. Редкая мразь, но он не был бы Боссом, если бы не окружение.

Дан Стерлинг - Второй Помощник Босса. "Серый Кардинал", построивший Сканер и создавший Лабораторию в Третьем Блоке. Без него Босс не был бы Боссом;

Нова - его подруга. Баба умная и хитрая;

Зор - их сын. У парня "не все дома".

Зиг - Первый Помощник Босса - абсолютно никакой.

Гэн Вэйр - Начальник Стражи Внутреннего Порядка. Друг детства Жана. На Дана и иже с ним имеет свой зуб. Влюблён в Дашку;

Дин - мальчишка лет 7. Его сын.                                              

Даржан - парень лет 25-27. Заместитель Гэна. Не дурак, но сволочь                                                              

 Карно - просто космит, но всё его несчастье в том, что слишком много знает.                                                           

Прочие:

Владислав Остров - отец Дашки. Она с ним не ладит и терпеть его не может. Так самозабвенно могут ненавидеть только родные;

Владимир Багирцев - отец Чероки. Профессор с мировым именем. Светило психиатрии. Работает в институте мозга им. Бехтерева;

Ольга Острова - ученица Багирцева и тётка (она же крёстная) Дашки Островой. Сестра её отца.

Ханди - космит.

Асиф Магомедов. - журналист из местной газеты "Крымский Вестник". Сукин сын и вообще - наредкость беспринципная личность.

  Марина Острова - сестра Дашки. Фотомодель и манекенщица. Красивая дурочка.

 

 

                                                        ПРОЛОГ.

              

                                                                                                                                                                                                                                                                     Почему вокруг хороших людей                                                                                                                                                                                                                                                                                                     всегда

                                                                                                                                                                                                                                                                                                             столько всякой мрази?

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                      (Д. Острова.)

Я матом не ругаюсь. Я на нём                                                                        разговариваю.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                ( генерал Лебедь.)

                                                                                                                                                                                                                                                                                                   Не приписывайте нам чужие                                                                                                                                                                                                            грехи.

У       нас своих до х...

                                                        *****     *****

   ... Много раз потом я пытался докопаться до истоков того, что происходило все эти годы и чему я сам был свидетелем и участником. Джаконда, со свойственной ей категоричностью и размахом, сказала как-то, что всё началось ещё в прошлом веке, а именно - в 1917 году, когда в России произошёл большевистский переворот. Я тогда посмеялся и посоветовал ей ещё Куликовскую битву припомнить, или, там, восстание Ивана Болотникова, или, чего уж мелочиться,-  пришествие на Русь варягов во главе с Рюриком... Припомнили и 1991 год... Но про это и без того уже достаточно сказано и написано. Я расскажу лишь то, что сам знаю и в достоверности чего я сам уверен. Потому, как сам в этом участвовал... И началось всё не сто лет назад, а гораздо позднее. Мне тогда было 24, я был ещё летёхой, только-только закончившим Академию и получившим назначение на один из патрульных звездолётов. Назывался он "Пересвет". В обязанности космического патруля, как и теперь, входило слежение за космическим пространством в пределах Солнечной системы. Служба наша тогда состояла из пяти звездолётов: "Нибелунг", "Баярд", "Дмитрий Донской", "Пересвет" и "Роланд".

      В тот день, в 13-15 по корабельному времени, мы обнаружили в нашем секторе патрулирования космический корабль, не подающий признаков жизни. Вскоре выяснилось, что это - "Дмитрий Донской". Меня вместе с группой спасателей отправили  в разведку. Мы осмотрели корабль - он был основательно потрёпан, словно участвовал в какой-то стычке. В борту зияла глубокая пробоина, метров 10-15 в диаметре, корпус разгерметизировался, кругом следы пожара и полное отсутствие экипажа. Даже трупов не обнаружили. Толи их всех захватили живыми, но тогда возникает законный вопрос: "Кто мог это сделать?"; толи корабль столкнулся с каким-то космическим телом, но тогда возникает другой законный вопрос:" А где экипаж?" Если их вытянуло в космос через пробоину - то где тела? Вобщем - вопросов была куча - и ни на один из них не было вразумительного ответа. А те, что были, были настолько невразумительны, что их и озвучивать не стоит. Конечно, потом был и громкий скандал, и не менее громкие заявления, и расследование, и рыдающие родственники в программах новостей... Экипаж был международный, так что история эта наделала шума. А потом вдруг все разом замолчали, словно им кто рот заткнул. Дело очень резко замяли, расследование прекратили, запретив даже само упоминание о том, что произошло. Все результаты расследования изъяли и засекретили. Самого "Донского" после ремонта вернули в строй, но он считался уже несчастливым кораблём и служить на него посылали либо в наказание, либо неудачников. И занялись, как всегда, поисками "стрелочников" и виноватых. Угодил в эту малопочтенную категорию и я. Сперва меня вообще хотели уволить из армии и отдать под суд, но потом, благодаря заступничеству друга моего отца, всего лишь перевели в наземные части. С тех пор мне никогда особо не везло по службе. Присвоение очередного звания задерживали, квартиры тоже не было, но мне это было как-то безразлично. Вскоре, благодаря помощи того же отцовского друга, я оказался в частях быстрого реагирования, а проще - в спецназе. Он добился моей реабилитации.

       Звание майора мне присвоили уже перед самой войной. Тогда же и квартиру дали. Ордер вручили одновременно с предписанием явиться к новому месту службы, так что переехать в наш новый дом мы с женой так и не успели. А через пару недель началась война.

     Война - это пожар в борделе во время наводнения. Начальство катастрофически тупеет, когда дело доходит до принятия конкретных решений. В итоге - двадцать противоположных по сути приказов одновременно, раз....дяйство и раздрай.

      Известие о войне застигло нас в дороге. Отряд перебрасывали из Крыма в Архангельскую область. Всвязи с этим наш эшелон  неделю простоял где-то на запасных путях в Тверской губернии.

      Земля вступила в эту войну неподготовленной. Объединённое Командование было создано только через год после её начала. Тогда, в самом начале, мы всего за несколько дней лишились наших колоний на Марсе и баз на Луне. А потом долго отбивались от атак из космоса, гоняли нанятых террористов на Земле, ликвидировали заговоры и отвоёвывали обратно потерянное. А если честно - то эту проклятую войну выиграли восемь человек - диверсионная группа из шести бойцов моего отряда, да прапор-алкаш со своим водилой.

 

                                                                           *****      *****

 

     ...- Вообще-то никогда не испытывала склонности к писанию мемуаров, ведению дневников и тому подобной чуши. Но однажды Батя сказал, что раз уж нас осталось всего четверо из тех, кто был и кто сам всё на своей шкуре испытал, то надо всё записать. "Для потомков", так сказать... У нас тогда, помню, даже спор вышел,- с чего всё началось. Но потом Жека сказал, что у каждого всё началось по-своему. У Бати - когда они "Дмитрия Донского" обнаружили, у нас - когда мы пошли в армию. Для меня, впрочем, тоже всё началось гораздо раньше. Примерно в то же время, что и для Бати. У меня мама погибла. Попала под машину. И случилось это как раз под Новый год, 31 декабря. С тех пор у нас в семье не празднуют этот праздник. Мне было тогда 12 лет. Жили мы тогда в Тайцах. Вскоре после похорон  меня забрала к себе крёстная - сестра отца. И я переехала в Питер. Это было родовое гнездо семьи Островых - огромная, комнат 7, квартира на Каменноостровском, в старинном доме, с длиннейшим, изогнутым в виде буквы "Г", коридором, с  "парадным" и "чёрным" ходом, изразцовым камином в коридоре и лепниной на потолке. Мой дед, удачливый бизнесмен, или, как тогда говорили, "новый русский"( странное словосочетание), купил её ещё в начале века. Как-нибудь в другой раз я соберусь с духом и расскажу историю нашего рода. Рода Островых-Соболевых.

     Крёстная была старая дева, настоящий "синий чулок", ученица самого Багирцева. Она, вскоре после окончания " 1-гоМеда", защитила диссертацию по резервным психофизическим возможностям человека и возглавила собственную лабораторию по изучению этих самых возможностей, полностью посвятив себя науке. Мне тоже прочили нечто подобное, пока... Вобщем - крёстная, или "кока", как я её звала, отдала меня в классическую гимназию при Универе, которую я благополучно закончила с Большой Серебряной медалью и, сдав всего один, чисто символический, экзамен, поступила в тот же Универ на Историко-этнографический факультет им. Л.Н. Гумилёва. Передо мной открывалась карьера "учёной дамы"... М-дя... вот думаю, а что было бы, если... Ну и болталась бы сейчас по экспедициям -  изучала бы каких-нибудь эскимосов-папуасов и им подобных... Вот это жизнь!

     Я была, что называется, - "девочка из хорошей семьи". Занималась музыкой (без особой охоты и успеха), спортом - пятиборьем ( второй юношеский) и была, как и положено девице из "хорошей семьи" достаточно наивна... М-да...

     Всю жизнь я ненавидела своё имя. Папенька не нашёл ничего лучше, как назвать меня Джакондой. Именно так – через «а». М-дя... Какая пошлятина! Всякий встречный-поперечный норовил Моной Лизой обозвать, да я ещё и мордой не вышла... Нет, я, конечно, понимаю, что каждая женщина мнит себя невозможной красавицей, но это не мой случай. Я и вправду - уродина. Крёстная и мама с бабушкой, правда, утешали, говорили, что внешняя красота не главное и тому подобную бредятину, что, мол, из "гадких утят" потом вырастают "прекрасные лебеди" и т.д., и т.п... Только это всё х... И я в один далеко не прекрасный день поняла, что плохой быть легче, чем "хорошей девочкой", потому что плохим можно всё, а хорошим - нельзя ничего. Прозрение моё было очень жестоким, как и всякое прозрение. Мордой об стол. Это сейчас я думаю, что так и должно было быть и даже благодарна судьбе за науку, а тогда... Я вдруг увидела, что совершенно одна, а те, кого я считала близкими и друзьями просто отвернулись от меня. Вобщем, я лила слёзы и всерьёз думала о самоубийстве (вот дура!), пока...

    Однажды я вытащила из ящика буклет Российской Армии. На четырёх страницах красочно описывались прелести службы в этой самой  Российской Армии. Не знаю, какая муха меня в тот момент укусила, но я попёрлась в военкомат. С Лариской на буксире. Нас обеих записали в Первый разряд. Это означало, что мы можем служить в любых родах войск. Ну мы и выбрали спецназ. Потом была учебка, где мы с удивлением обнаружили Жеку с Гансом и решили впредь вместе держаться. Вообще-то Ганс, не Ганс вовсе, а Андрей. Просто у него фамилия Гансовский. Да он ещё белобрысый и длинный, как верста, и на русского совершенно не похож. Ну он привык и отзывается уже лучше, чем на родное имя.

      В учебке тоже много всяких чудес было. Это была просто песня, я вам скажу! Взять, хотя бы, неописуемого прапора Говенько с его шедеврами типа: " Сапоги надо чистить с вечера и утром надевать на свежую голову!", или "Я вам в академиях не кончал, но высшее образование вам даду!". Ну и так далее. Хотя - нет. Говенько появился позже. Однажды, помню, припёрлась в часть какая-то комиссия с проверкой. Всю ночь перед её прибытием мы, салаги, собирали опавшие листья, красили их в зелёный цвет и привязывали обратно на ветки. Траву тоже красили. Смысла сиих эволюций мне, например, не понять до сих пор. В цветистом буклетике про это ничего не говорилось. Но с некоторых пор меня столкновения с действительностью не обламывали.

      В армии многим ребятам снятся девчонки. А мне снился наш ротный старшина  Ворюгин. В голом виде. Это при том, что наяву я к нему никаких нежных чувств не питала.

    А ещё через полгода началась война. И всё стало каким-то мелким и незначительным. Я помню, как впервые увидела воздушный бой. Вернее - не сам бой, он шёл слишком высоко - в верхних слоях атмосферы, с земли были видны только огненные сполохи, похожие на северное сияние - выстрелы лазерных пушек. Мы с Лариской сидели на рельсах на каком-то Богом и людьми забытом полустанке где-то в Тверской губернии и смотрели в небо. Страшно не было. Было любопытно. Чем-то на салют похоже. Страшно мне было уже потом, когда мы вели к Земле пленный флагман космитов.

     Кто они были? А хрен их знает. Бродяги без роду-племени. Когда-то они, или их предки, покинули Землю, захватив первый построенный звездолёт со сверхсветовым ускорителем. Вообще-то я была права - всё началось тогда - в середине ХХ века. Ну, да это всё история.

       Компания, угнавшая звездолёт, была довольно пёстрая и разношёрстная. Все они преследовали совершенно разные цели и зачастую были людьми случайными. Со временем появился у них некий Босс, сумевший сплотить их всех, подчинить и организовать. Он же и идеологию им предложил - смесь гитлеризма, коммунизма и каких-то восточных учений. Они отреклись от прошлого, от своего происхождения и с оху...шими рожами кинулись завоёвывать мировое господство. Ну ничего у них не вышло, ессно. Тут пояснить надо. Дело в том, что вскоре после того, как ребята на уворованном звездолёте попытались покинуть пределы Солнечной системы, у них там что-то где-то переклинило и этот самый ускоритель вышел из строя. Вобщем, пока ребята там разобрались, что у них там как, да почему, пока всё это дело починили, пока осмотрелись и поняли, что с ними произошло - на Земле много воды утекло. Утеклецы поняли, что они влипли и у них приключилась там вполне законная паника, со всеми вытекающими последствиями. Жан рассказывал, как они там устраивались, как приспосабливали корабль под жильё, как искали планеты, пригодные для посадок, ползая по Солнечной системе.  Они многое повидали, многое узнали. На корабле успели подрасти новые поколения, которые о Земле знали только понаслышке. Родины у них не было, дома тоже. Детей забирали от родителей вскоре после рождения и они зачастую не знали, кто их родители. Семей в нашем, земном, понимании у них тоже не было. Женщин у них было мало, поэтому деторождение было сильно ограничено. Чем более высокий ранг занимал работник, чем более он был ценным, тем меньше у него было шансов получить разрешение на создание семьи. Это ведь отвлекало его от работы. Странные, однако, взгляды. Разрешение на рождение ребёнка давал лично Босс и зачастую руководствовался личными мотивами. И к деторождению не допускались те, кого он считал "неблагонадёжными". Это уже Гэн потом рассказывал.

      Вояки они оказались весьма и весьма посредственные. А когда дело доходило до наземных схваток, то и вовсе никудышные. В самом начале войны, когда они предприняли попытки вести наземные боевые действия, мы их щёлкали, как куропаток. Посему война очень скоро перенеслась в околоземное пространство и превратилась в стычки на подступах к Земле. Они отрезали Землю от колоний на Марсе и баз на Луне и просто держали нас в осаде, попутно завязав дружбу со всевозможными террористическими и прочими нехорошими организациями, чтобы те действовали на Земле по их указке. Всё это продолжалось почти три года, пока в Объединённом Командовании не пришла в голову кому-то светлая идея операции "Лунное Затмение". Именно так она именовалась в документах. Вобщем,  "сверхчеловеки" в очередной раз обгавнялись. Причём - буквально...

 

 

 

 

1 Comments | Post Comment | Permanent Link

Подвиг. РассказApril 7, 2007

                                                                 

                                                                           ПОДВИГ.

     После смерти их назвали героями, а у них просто не было выхода…

         … Когда их окружили и предложили сдаться, каждому вдруг припомнилась вся прошлая жизнь и выяснилось, что ничего хорошего в ней и не было… Вообще. Никогда.

       Это не правда, что всё плохое со временем забывается. Хорошее забывается, как раз, быстрее. Жизнь потеряла для всех четверых какой-либо смысл уже давно. Задолго до того, как их окружили в этом бункере и предложили сдаться в обмен на жизнь. Жизнь, которая им была совсем не нужна, а сейчас у них появился шанс уйти из этой жизни красиво, хлопнув дверью напоследок… Они прекрасно понимали, что если они поднимут руки – это их не спасёт. Их всё равно убьют.  Только если они погибнут в бою – это произойдёт быстро и легко, а если сдадутся – медленно и мучительно. И они сперва отстреливались, а потом, когда кончились патроны, последний оставшийся в живых взорвал оставшийся боезапас вместе с собой и врагами…

        … Он был – «мальчик для битья». Сколько себя помнил – его вечно ругали. За всё. За плохие отметки, за невымытую посуду, невыученные уроки, просто потому, что у кого-то было плохое настроение и надо было на ком-то сорваться… Одноклассники его единодушно травили. Его портфель вечно обнаруживался либо подвешенным к потолку, либо в унитазе в школьном туалете, а однажды в него кто-то справил великую нужду… Он был постоянным и безответным объектом издевательств всех. В старших классах, в пору первой юношеской любви, когда класс резко разбился на пары, он тоже рискнул предложить свои чувства одной из девочек из параллельного класса. Но та со смехом и негодованием отвергла его. Мать его была женщина властная и честолюбивая и требовала от сына постоянных и больших успехов. А их не было. И посему в доме ему было неуютно. После школы он не смог поступить в Университет и устроился работать курьером в маленькое издательство. Работа удовлетворения не приносила, мать называла неудачником. А потом началась война и его призвали… В кармане лежало письмо, в котором любимая девушка сообщала, что выходит замуж за другого…

           … Она выросла в очень строгой семье, где всем заправлял отец. Он определял круг её друзей, решал, какие платья ей носить и во сколько возвращаться домой. «Режим и дисциплина – превыше всего» - таков был его жизненный принцип. Если она опаздывала, или приносила плохую отметку – её ждала порка. Вечером она должна была давать полный отчёт о том, куда, когда и с кем она ходила, что говорила и что делала. Карманных денег ей не давали – родители, вернее – отец – считали их злом. Мать поддерживала отца во всём. Он был – царь и бог.

     В старших классах ей запрещали дружить с мальчиками и мать, по настоянию отца, ушла с работы, чтобы сопровождать её в школу и из школы. Её желания, мысли и мечты в расчет не принимались. Она мечтала стать художником, а её заставляли учиться музыке. И после школы отец сам выбрал ей институт и будущую специальность. Она должна стать врачом и только врачом.

    А потом началась война и её призвали. В первый же день по прибытии на фронт её изнасиловал взвод солдат. Дело замяли, а ей сказали, что, мол, с неё не убудет, а ребята уходят на верную смерть…

 

            … А  майору вообще грозил трибунал… По службе ему постоянно не везло. Более удачливые однокашники давно уже ходили в генералах, а он всё оставался майором. А вчера он посмел не выполнить приказ… И к тому же – он пил…

         Вобщем – терять им было нечего и они приняли бой.

         После того, как погибли все её товарищи, она выдернула чеку из гранаты и положила гранату на ящик с боеприпасами. Она знала, что если уж свои изнасиловали, то враги и подавно не пощадят…

         После их гибели  их всех объявили героями. Об их поступке писали газеты и говорили по радио. Писатели писали книги и поэты слагали стихи. И тысячи других людей шли на смерть совершенно сознательно, подражая им. После смерти им повезло куда больше, чем при жизни. Но их семьи продолжали жить в нищете. Никто так и не додумался предложить им хоть немного денег и толику участия.

     Отсюда мораль: Герой, ребята, должен быть храбрым и мёртвым…

0 Comments | Post Comment | Permanent Link

April 7, 2007

 Весна. Хоть и холодно - но всё равно - весна. Солнце в лужах...

0 Comments | Post Comment | Permanent Link

April 7, 2007

 

 Не пугайтесь, народ, это всего лишь моя тень на асфальте... Прикол такой.

1 Comments | Post Comment | Permanent Link

April 7, 2007

Давно не писала.  Пасха сегодня. Всех с праздником.

0 Comments | Post Comment | Permanent Link

Непридуманная История-7January 21, 2007

 

                                      Маленькое лирическое отступление, или размышление на тему…

 

… Какие бывают мужчины. Не скажу, чтоб у меня был какой-то особенно богатый опыт по этой части. Не спорю,- есть те, у кого он больше. Я буду за себя говорить. Ежели кто не согласен – это уже не мои проблемы.

     Вообще-то, оговорюсь сразу – любая классификация вещь в достаточной степени условная. Ладно, хватит предисловий. Итак.

КАКИЕ БЫВАЮТ МУЖЧИНЫ:

   Бывают мужчины – как цветы в горшке на окне. Это я уже говорила. Толку от них особенно никакого, но и вреда тоже, вдобавок – жизнь украшают. Это – Хоббит, например.

    Бывают ещё – как смола, или жвачка – приклеятся и хрен ты их оторвёшь от себя. Моей подруге Ленке почему-то сплошь такие попадаются. Мне такой тоже раз попался – Сашка Шахтёр в Тайцах.

    А бывают – как куча дерьма. Вляпаешься – и долго-долго отмываться надо. Это как мой второй муж. Как Удав.

        Про систему оценок по пятибалльной системе я уже раньше говорила. А вообще – единственным нормальным и адекватным мужиком в моей непутёвой жизни был Лёха Кучерявый.

      Я уже говорила, что мы с ним познакомились, когда я работала в магазине. Он жил в том районе и частенько к нам захаживал, потому как дома у него жил целый зоопарк. Поначалу мы просто здоровались, совершенно не придавая никакого значения нашим встречам, к тому же Лёха тогда жил гражданским браком с другой. А я ждала из отсидки Удава, будь он неладен. А потом мы стали свободны. И Лёха год ходил вокруг меня кругами, не решаясь познакомиться поближе. Не знаю, что уж сподвигло его на сей решительный шаг, но в один прекрасный вечер, кажется, в Вербное Воскресенье, он назначил мне рандеву. У Лены, нашей заведующей, проходившей в нашей тесной и сплочённой компании под кличкой Царь, отвисла челюсть.

- А, между прочим, он женат…- выдавила она через какое-то время, когда в себя пришла.

- Уже нет! – победно возвестила я.

     И после работы мы пошли пить кофе в кафешку на Ветеранов. Или, как мы говорили – «Проспект Ветеринаров».

     Лёха работал охранником в какой-то частной фирме. Охранял чей-то особняк на небезызвестном Поле Чудес, что возле Александровской. Когда-то пил по-чёрному, баловался наркотой, но сумел «завязать» и вместо этого ударился в другую крайность – завёл полный дом зверья. У него жили: огромный кобель-среднеазиат по кличке Жирик ( не иначе – в честь Жириновского), две кошки – Коша и Пиксель, рыбки, попугаи-корелла Кеша и Саша, крыса, которую так и звали Крыса и ещё – ворона Карла. Кроме возни со своим зверинцем Лёха ещё делал дома бесконечный ремонт, а на досуге занимался «чёрным копательством». Про это я тоже уже говорила. Карлу, впрочем, Лёха вскоре случайно прибил и долго переживал по этому поводу. Пока Царь не подарила ему в утешение японских амадинов. Маленьких птичек, размером с канарейку, с красными носами и пёстрыми перьями. Лёха был счастлив, как дитя.

- Я счастливый обладатель птичек с красными носиками.- говорил он мне.

     Амадинов он переименовал в «кекликов». Потому что они кричали «ке-ке-ке!». Вскоре они принялись плодиться и размножаться, что повергло его в совсем уж неописуемый восторг. Правда, в один далеко не прекрасный день молодых пожрала Коша, сумевшая каким-то образом пролезть в клетку. Лёха был безутешен. Ещё Лёха самоучкой освоил компьютер. У него был третий «Пень». Купил для падчерицы, но когда с женой разошёлся, то оставил железяку себе. Иногда я играла с ним в какую-нибудь игрушку. Обычно это были либо «стрелялки» типа «Спецназа», либо «Квейки» вроде «Алисы в Стране Чудес». «Алиса» нам даже больше нравилась. Мы готовили вместе ужин, лежали перед телевизором, а потом занимались любовью. Больше чем на один раз Лёхи не хватало, но он был довольно внимательным и чутким любовником. А ещё – он не стремился навязать мне свою точку зрения и никогда не оскорблял. Не говорил:» Не мешало бы тебе похудеть» и тому подобных гадостей. Руку подавал при выходе из транспорта. Словом – ухаживал. И не был он ни «цветком в горшке», ни «жвачкой». Нормальный мужик. Вымирающий вид. И расстались мы с ним красиво. Без скандалов и взаимных упрёков. Просто сказали друг другу «спасибо» за то, что были. Замуж я бы всё равно за него не вышла. Просто потому, что больше вообще не хочу замуж. Надоело. Но мне было хорошо с ним.

     

                                                                  Глава 7. Сны и явь.

 

      Этот дурдом с инсценировкой снов на яву всё продолжал продолжаться. Девчонкам-практиканткам жуть как понравилось играть в этом безумном театре.

   А сны тоже шли своим чередом. Теперь там, в снах, Хоббит жил в Древнем Египте. Он был каким-то очень могущественным жрецом. Однажды, скитаясь по подземным лабиринтам, расположенным под какой-то пирамидой, он набрёл на саркофаг, в котором лежала мумия женщины.

- Ты должен её поцеловать. – сказала я, когда Хоббит рассказал мне про этот сон.

- Я пытался её размотать, но ничего не вышло. – ответил Хоббит.

- Плохо пытался.

- Я снимаю с неё бинты, а они на меня наматываются.- говорил Хоббит.

- Это чей сон?! Твой, или чей?!

      А на яву стало совсем кошмарно… Хоббиту отрезали вторую руку выше локтя. У него вытек глаз. Отрезали уши, потому что они всё равно отгнили бы. Его мучили фантомные боли и его держали всё время на наркотиках.  Я он звонил в редкие минуты просветления, а я уже не могла ему ничего сказать. Да и что я могла сказать-то ему, Господи?! «Держись»?! Бред какой-то. За что его так наказали?!

- Попробуй представить, что твоё тело – это прежнее тело. – сказала как-то я, - Что у тебя есть руки и ноги. И попытайся ими пошевелить. Сначала только пальцами, потом, постепенно, шевели всей конечностью. Так сможешь побороть фантомные боли.

    Я вычитала это когда-то давно, в какой-то книге. Не поручусь даже за правильность. Но это единственное, что в голову в тот момент пришло.

- Я попробую. – сказал Хоббит.

- А со снами что?

- Никак. Не могу я до этой бабы добраться.

- А в Южную Америку попасть?

- Никак.

- Плохо пытаешься.

     Я кривила душой. Хоббит действительно здорово научился управлять своими снами. Это единственное, что ему ещё осталось в этой жизни. Мистерии Древнего Египта и весь процесс бальзамирования тела он описывал мне так, словно сам в этом участвовал.

      Однажды он позвонил совершенно неожиданно. Я только-только ввалилась домой после работы, ещё поесть не успела. По его голосу я поняла, что ему стало полегче.

- Мне протезы рук сделали. – поведал он.

- Я рада.

- Девчонки теперь каждый день такие спектакли передо мной разыгрывают. Я им рассказываю, что мне снилось, а они наяву всё представляют.

- Да? И меня тоже? И Ленку с Марго?

- Да. И тебя, и Ленку с Марго. – ответил Хоббит.

- И кто же меня играет?

- Не знаю. У них лица закрыты. Да! Вот что! Там, во сне, я эту бабу поцеловал.

- Молодец.

- Ага! Ещё хуже стало!

- Это ещё как?!

- Вобщем, размотал я её, а это ты оказалась!

    Я расхохоталась.

- Правильно, милый! Так и должно быть!!!

- Да?! А потом знаешь, что было?

- Нет, не знаю. – говорю.

- Откуда-то набежала целая толпа таких же женщин-мумий. Оказывается – я разбудил какую-то царицу. И меня превратили в женщину и заставили этих баб охранять.

- Вот те на! И ты охраняешь?

- Да.

- Ну и дурак. Надо было спрашивать у неё, пока она не сообразила, что происходит.

- Что спрашивать? – не понял Хоббит.

- Не тупи. Как в Южную Америку попасть. Там коридор есть. Попал же ты как-то туда из АнтигороДА. Так бы и спросил:»Как попасть в Южную Америку».

     Хоббит напряжённо молчал.

     «Дурдом…»- подумала я. Ну а что мне ещё оставалось делать? Конечно, от того, что произошло, у любого крыша съедет. Поверишь во что угодно, только не в жуткую реальность. Я уже говорила, что мне страстно хотелось, чтобы Хоббита похитили инопланетяне и сделали бы его прежним. Таким, каким он был раньше. И чтобы всё вернулось. Чтобы он не упал с той проклятой лестницы… А пока – только вместе с ума сходить остаётся.

0 Comments | Post Comment | Permanent Link

Непридуманная история-6.January 7, 2007

Глава 5. Галопом- автостопом (продолжение).

Итак, Сухонский тракт идёт от деревушки Чекшино, до Великого Устюга. У того места, где с Архангельской трассы поворот на Устюг, стоят две местные достопримечательности - пост ГАИ и памятник асфальтовому катку. На высоком - метра три, пьедестале - асфальтовый каток, выкрашеный, почему-то, в цвета украинского флага - жёлтый корпус и синие катки. Кому в голову взбрело его тут поставить - вопрос. Но в голову, отчего-то лезут слова классика про дураков и дороги.

Если не сворачивать направо, к Устюгу и Тотьме, а ехать прямо, то через 80 километров, или даже меньше, будет Сямжа. Большое районное село, размазанное по горушкам, как каша по тарелке. Река Сямжена делит его аккурат по середине. Смотреть там особо не на что, кроме, разве что, старинной церкви. В советские времена там было ПТУ, а теперь её вернули верующим. Рядом пристроили деревянную колокольню, которая смотрится по сравнению с каменной громадиной как игрушка.

Это - центр Сямжи. Вторая достопримечательность - подвесной мостик через Сямжену.

В центре - тротуары деревянные.

Но мы свернём возле Чекшина направо в сторону Тотьмы, на древний Сухонский тракт. Сухонский тракт, как я уже говорила, место для меня счастливое. Там всегда встречаются мне хорошие люди. Я уже рассказывала про "нового русского", подобравшего нас с Анной в дождь. В этот раз нам встретился дяденька, ехавший из Вологды в Тотемский район. Оказался он москвичом, инжинером по высоковольтным линиям. В Москве у него была семья, а здесь они строили ЛЭП вахтовым методом. В машине у него были и кровать, и мини-примус - словом, не микроавтобус-"рафик", а дом на колёсах. Я ему понравилась. Наверное, он рассчитывал на что-то. Что я ему телефон оставлю, или что-то ещё... На речку звал. Мы вежливо отказались.

Когда подъезжаешь к Устюгу, то первое, что появляется вдали - огромные красные прибрежные откосы вдоль Сухоны. На этом крутом берегу и стоит Устюг. Потом, когда подъезжаешь ближе, становятся видны золотые купола церквей. Завораживающе-красивое зрелище.

Машина долго петляла по городку, пока мы не выбрались к автовокзалу. Водила нашёл нам машину до Котласа, но - уже за плату. Пришлось отдать по 300 рублей за нас с Анной. Но зато домчали - с ветерком.

Итак - Котлас. Где-то лет до 17-18, как я уже говорила, я была уверена, что Котлас - это где-то в Прибалтике. Судя по названию. Но название, на самом деле - финское. Осталось от некогда живших в этих местах фино-угорских племён, ассимилированных славянами. Жители городка гордо именуют себя котлашанами. Стоит городок на одном из рукавов Северной Двины - так называемой Малой Северной Двине. Пока ехали в Котлас, наш попутчик высказал интересное мнение, что наводнения в Европе, которые периодически там разыгрываются в последние годы, как-то связаны с обмелением русских северных рек. Как именно - я так и не поняла. Но река в Котласе и вправду - обмелела. Я решила искупаться и полезла в воду. Дошла почти до середины реки - воды по колено. Зато течение сильное - с ног сбивает. Вот так и выглядит Малая Северная Двина в Котласе. По берегам валяются волуны, на которых отпечатались раковины древних моллюсков. Когда-то здесь было древнее море. Там же, на берегу реки, торчит бетонное сооружение непонятного назначения с пещерой внутри. В пещере сыро и загажено. Валяются пустые бутылки и прочая дрянь. Для чего это строилось - не понятно. Но, судя по архитектуре - это что-то совдеповское. Сам городок уютно-деревянный. Особенно умилил меня вокзал. На вокзале, на перроне к двум соседним столбам прикреплены таблички с указателями: "Север" и "Юг".

Аню сие так потрясло, что она решила возле них увековечиться.

В Котласе пришлось заночевать, ибо дальше Анна заявила, что хочет ехать на поезде - дальнейшую дорогу ей было не осилить. И я решила не мучать ребёнка.

Комнаты отдыха на вокзале в Котласе нет. Есть "вагон-гостиница". Обычный купейный вагон, загнанный в тупик у платформы. Всё бы ничего, но весь день он простоял на солнце и перегрелся, а окна там не открываются. А если учесть, что на улице +30... Почти всю ночь мы не спали. Лежали, обтирались полотенцами и простынями. Дышать было просто нечем.

На пляже к нам принялся активно клеиться некий мужичок. Он сперва долго и старательно "грел уши" на наших с Аней разговорах про Сыктывкар, а потом решил вмешаться. Долго и довольно складно пел про то, что он-де из Сыктывкара сам, а в Питере служил в Ансамбле песни и пляски ЛенВО. Видимо, рассчитывал на то, что я умилюсь, заплачу от радости и паду в его объятия. Ага! Щаз! Пять раз!

Ну, дальше мы на поезде ехали, дальше не интересно.

Тётя Инна встретила на вокзале. Поезд приехал почти в полночь. Сыктывкар поражал иллюминацией. И вообще - город здорово изменился с тех пор, как я была тут в 1987, сразу после школы. Теперь это - "маленькая Москва" - всюду стройки, всюду высотки. Тётя Инна рассказала, что всё дело - в "нефтедолларах". Большая часть прибыли от продажи нефти и газа северных месторождений остаётся в республике. Коми превращается в нечто вроде "северных Эмиратов". Это, собственно, Сыктывкар - "Вид сверху" из громадной,- 16 этажей!- башни, в которой находятся магазины, кафе, гостиница и ещё фиг знает что. А раньше - это был провинциальный городок, деревянный в большинстве своём. Но "деревяшки", впрочем, там сохранились, правда, уже не в таком количестве. Тётю Инну сильно удивляло, что я эти развалюхи снимаю.

- На что ты плёнку тратишь?

- Но ведь их же снесут! И ничего не останется! А так - будет память о том, каким был город когда-то.

Тётя Инна подумала - и согласилась. А это, если можно так сказать, - "историческая часть" города. Эти дома когда-то строили узники ГУЛАГа. До войны Сыктывкар назывался Усть-Сысольск, по названию реки Сысолы. Его построили в 18-м веке, как поселение-факторию. Самым высоким зданием в городке был красивый белокаменный Стефановский собор. В 1932 году его взорвали, но уже в нашем веке воссоздали. Он по-прежнему виден из любой точки города.

Это - просто вечер.

Хохма. Тётя Инна рассказала. Про театр. В Сыктывкаре был Драматический театр. Театр, как театр, каких множество в провинциальных городах. И здание у него было обычное - типичный пример "сталинской" архитектуры, также постренное в своё время зэками. И в один прекрасный день выяснилось, что зданию этому нужен капремонт. Стали делать ремонт, а театр стал разваливаться на глазах. Проще снести и новый построить. Что и решили сделать "отцы города", благо деньги в казне есть. Но тут вмешались "представители интиллигенции" и "деятели культуры". Они стали громко требовать сохранить старое здание, ибо оно-де "памятник архитектуры республиканского значения"! О как! А здание уже успели изрядно раздолбать. "Отцы города" призадумались, почесали начальственные головы и родили следующую мыслю - мол, в стене нового здания театра будет фрагмент старой стены, на который повесят мемориальную доску. И отчего-то эта абсолютно идиотская идея всех устроила. И фрагмент стены-таки оставили, но он вдруг взял и рухнул, чуть не придавив строителей. "Отцы города" обрадовались - "баба с возу" и вывели разрушенный уже окончательно театр из списка памятников культуры.

Дом, где живёт тётушка. А это - здание Городской Администрации. Та самая Башня. Говорят, что в день её официального открытия с её крыши сбросилась девушка-наркоманка. Это - так называемый "Городской Парк Культуры и Отдыха". Берег медленно оползает в реку, так что вид у парка довольно жалкий и запущенный. Небо. Облака. Тётя Инна не советовала нам купаться в Сысоле. Побродив немного по пляжу я убедилась, что она была права... Купаться там, даже в 35-градусную жару, может только сумасшедший... Мостов через Сысолу нет, так как река лесосплавная - по ней лес сплавляют, а через реку ходит на тот берег небольшой речной трамвайчик. На противоположном берегу - район Заречье. До него цивилизация ещё не дошла. Все золотые дожди идут над другим берегом. А здесь - деревянные тротуары и бревенчатые домики. Самое интересное - при социализме проезд на трамвайчике стоил 10 коп., а при капитализме - бесплатно. Виды Заречья. Памятником архитектуры я этот дом окрестила не случайно. Свиду - это обычный жилой дом, но в его торцовую стену (к сожалению, на снимке этого не видно) упирается огромная труба. По виду - газопроводная. Газ они себе, что ли так провели???

А ещё - в Сыктывкаре совершенно странные памятники. Возле кинотеатра "Парма" стоит памятник местному просветителю, национальному коми-поэту Куратову. Поэт стоит прислонившись к дереву, по-видимому, к сосне, но в народе памятник зовут "Свинья под дубом". Памятник Ленину, в совдеповские времена обязательный в любой мало-мальской дыре, зовут не иначе как "Ленин с рюкзаком". Почему - смотрите сами. Но что самое удивительное - это непонятное сооружение на одной из центральных улиц, напоминающее стабилизатор невзорвавшейся бомбы. Это - почти единственный в городе пример сохранившейся с совдеповских времён так называемой "наглядной агитации". На сиём сооружении укреплены изображения орденов, коими в те приснопамятные времена была награждена славная республика Коми. В городе сию шедевру зовут "Хвостом". Это - мемориальный комплекс возле тётушкиного дома. Три женщины - мать, жена и дочь, держат гирлянду из хвойных ветвей. На досках вокруг - имена всех погибших в войну. А напротив, через дорогу - памятник погибшим в Афганистане. Это - очень красивая часовня при местной Епархии.

Вобще же - вся прибрежная часть города Сыктывкара медленно, но верно сползает в реку. Пока был жив мой дядюшка, геолог и учёный, он не советовал строить ближе 500 метров от берега. Но после его смерти о словах его быстро забыли и стали активно застраивать прибрежную часть. А квартиры в новых домах, надо сказать, совсем недешёвые. У моей двоюродной сестры муж - "новый русский". И квартиру он купил в одном из таких домов. Вот сестра и ждёт - когда у них дом в реку сползёт...

Сыктывкар - город маленький. Меньше Питера. Мы с Анной обошли его за час. И очень удивлялись, что моя двоюродная сестра - тоже Анна, которая жила в двадцати минутах ходьбы от дома своей матери, ездит к ней на такси. А для них это далеко! 20 минут пешком - это далеко. В масштабах Питера это - как от метро "Василеостровская" до угла Большого и 22 линии. Или как от "Автово" до "Кировского" рынка.

Когда я вернулась, мои подруги тут же накинулись на меня с вопросами - где была, да что. Я честно рассказала, что в Сыктывкаре. Марго минут 15 пыталась выговорить это слово.

- Ну и как там?- сдавшись спросила она.

-Отлично!

И я пустилась в бесконечные рассказы.

- Поехали со мной, девчонки!

- Нам здоровье не позволяет.- вздохнула Марго.

Глава 6. Хоббит.

- Не присылай мне больше фотографии. - сказал как-то Хоббит,- Не трави душу.

Вся его жизнь давно замкнулась в четырёх стенах. Только и оставались - сны. Он научился управлять снами. Но по-прежнему не мог выбраться из странного подземелья, населённого белыми мумиями. Только теперь мумии были ему знакомы. Кроме меня и Ленки появилась ещё и Марго. Марго, по его словам, лютовала особенно. Она была надменна и высокомерна. А ещё - всячески стремилась поразить Хоббита в правах.

- Главная там - ты.- рассказывал Хоббит,- А Ленка с Марго тебе подчиняются. Марго там что-то вроде надсмотрщика.

АнтигороД.

Под землёй, как я уже говорил, находился целый город, построенный мумиями. Теми, кто выжил после аварии на химкомбинате. Наверху, как рассказывали мне мои новые сёстры, тоже теплилась какая-то жизнь. Но, по их словам, жизнью это назвать было нельзя. Борьба за существование в отравленной среде. Только воздух был пригоден для дыхания, остальное - земля и вода, оставались смертельно ядовиты.

В развалинах опустевшего города жили сталкеры. Мужчины, не пожелавшие превратиться в женщин и предпочитающие умереть мучительной смертью, женщины, не пожелавшие бросить мужчин и дети.

Каждую ночь специальные отряды мумий выходили на поверхность в поисках таких детей. Их выкрадывали, а иногда и отбивали с боями и потерями, и уносили в подземелье. В этом они видели единственный шанс их спасти.

Всё это рассказывала мне АНАСТАСИЯ. Старшая из Сестёр. Натура она была властная и решительная и не терпела, когда ей перечили.

Попал ( или, всё-таки уже - попала?) в это подразделение и я. Я не стану рассказывать, как мне это удалось. Удалось. И теперь мы с сёстрами каждую ночь выходили в город. Не знаю, как он назывался. Не суть. Сёстры звали его просто - Город.

Иногда к нам присоединялись мужчины. Многие соглашались идти с нами почти добровольно, измученные болью от химических ожогов, устав терпеть страдания. Подозреваю, что многие из них надеялись просто пересидеть там, внизу, подлечиться и свалить наверх. Но это мало кому удавалось. Судя по тому, как неохотно говорили на эту тему сёстры, случаи, всё же, были.

Не буду утомлять вас подробностями из нашей жизни. Скажу только, что в одну из ночей я повторил попытку побега. И это почти удалось. Меня выдали сталкеры. Теперь меня ждала кара. И я знал, какая. Сперва меня укоротят - отрезав ноги и руки, а потом "разберут на органы". А с исполнением наказаний сёстры тянуть не любили.

Хоббит потихоньку пересылал мне свои сны. Тюкал кое-как одним пальцем по клавишам. Рука у него почти не двигалась - усохла, вытек левый глаз. Правый почти ослеп. Стали разрушаться хрящи и кости лица. Упал нос, уши. Стали выпадать зубы. Из-за того, что он лежал неподвижно, плохо отходила мокрота в трахее и ему было трудно дышать. Его подключили к кислородному баллону. После разговоров с ним я подолгу плакала.

- Что же такого он натворил, что Бог его так наказывает? - спрашивала мама.

А мне хотелось, чтобы его похитили инопланетяне и вылечили, сделали прежним и вернули назад.

Однажды на моей новой работе одна моя приятельница сказала, что она - добрая фея и исполняет любые желания.

- Ну тогда нафеячь моей подруге мужчину её мечты (Харрисона Форда), Хоббита сделай здоровым, а мне - миллион. Я согласна в рублях взять.

Хоббит любит меня уже 8 лет. Удав любил меньше. Я была нужна ему только пока он сидел. Как только вышел - вся любовь прошла. Не знаю, почему я тут про это подумала...

Вспомнилось вдруг. Иногда приходят воспоминания, как я была влюблена. Они вызывают какое-то странное щемящее чувство. Светлая грусть. Я знаю, что такого в моей жизни уже никогда не будет. Вряд ли я смогу когда-нибудь ещё вот так потерять голову. Слишком жёсткой и прагматичной я стала за эти годы. Но иногда я смотрю на небо и вспоминаю.Воспоминания приходят почему-то всегда в тёплые вечера, когда погода хорошая. Не знаю, с чем это связано. Нет, я бы не хотела, чтобы всё вернулось. Что было - ушло. Но иногда бывает найдёт что-то. Лёху Кучерявого, я, кстати, вспоминаю без этого чувства. Хотя относился он ко мне куда порядочнее и честнее, чем Удав. Но... М-дя... Лёха был хороший, умный, порядочный, добрый, щедрый. Наверное, я бы влюбилась в него при других обстоятельствах. Но... Тоже прошло. Остались просто хорошие воспоминания, что был хороший человек и - всё. Иногда вспоминаю, как мы гуляли с ним и с его собакой, как он провожал меня до остановки и всё. Хороший человек. Не более. Я приходила, иногда оставалась ночевать. Мы готовили ужин, смотрели телевизор, или играли на компьютере. И - всё.

Ещё вспомнилось, как сочиняли с Удавом, вернее, сочиняла, в основном, я, а он просто идею подкинул однажды, "СКАЗКУ ПРО ЗОЛУШКУ" . Сказочка была такая.

Однажды Золушка приехала на бал. Не в какой-нибудь там тыквенно-бутафорской карете, а в самой настоящей, золотой. И лошади у неё были самые настоящие - чистокровные. И платье самое настоящее - "от кутюр". Словом - Золушка была самая настоящая принцесса, а не ряженая какая-нибудь. Но глупый принц вместе со своими друзьями освистали Золушку и охрана с позором выставила её из дворца. Золушка поплакала, а потом успокоилась и решила, что принц того не стоит. И с тех пор ни разу не появлялась ни на одном балу. Вместо этого она решила избрать карьеру учёной дамы. И поступила в самую престижную и крутую Королевскую Академию. А ещё - стала странствовать и путешествовать. И где-то только её не носило. В ботинках на "тракторной" подошве. А ещё - у неё были подруги - Елена Прекрасная и Василиса Премудрая. Тоже принцессы, как вы уже догадались. И у всех троих были схожие проблемы. Им не везло с принцами.

Принц, который предназначался Золушке и который освистал её и выгнал с бала, испытывал неодолимую тягу к простолюдинкам. Он был одержим манией создать королеву из горничной. Но при этом забывал одну простую вещь - даже из самой хорошей горничной никогда не получится настоящей королевы. Плебейки менялись одна за другой, а результат был всё тот же. При этом, покидая дворец после очередного принцева фиаско, они непременно прихватывали чего-нибудь на память. Иногда много прихватывали. Подводами.

У Елены Прекрасной проблема была в другом. Её принц возомнил себя великим скульптором, способным оживить каменную статую, в которую влюбился в процессе ваяния. Кто-то сказал ему, что для оживления необходимо провести со статуей в постели 1001 ночь, осыпая её поцелуями и ласками. И принц приступил к осуществлению задуманного плана. На Елену Прекрасную, соответственно, ему было наплевать.

Не менее странная и печальная история приключилась и с Василисой. Её принц вдруг возомнил, что его "половинка" превратилась в лягушку. И только поцелуй способен превратить её в девушку. Вобщем - принц переселился на болото, где занялся ловлей лягушек и поцелуями с ними. А подданным его царства под страхом смерти было запрещено убивать лягушек, а так же передвигаться по царству верхом и в повозках, чтобы ненароком не задавить какое-нибудь зазевавшееся земноводное.

Впрочем, надо заметить, что девушки наши оказались бедовые, с юмором, а посему на судьбу не сетовали.

А в это время в некотором царстве-государстве, совсем, надо сказать, по соседству с Золушкой, жил- был Жиган. Жиган был разбойником, как следовало из его имени. Вместе со своей бандой, состоявшей из Труса, Балбеса и Бывалого он наводил тихий ужас на все окрестные города и веси. Удача ему сопутствовала всегда невероятная и без добычи он не уходил никогда. Награбленное дружки делили под 39-м деревом в королевском лесу. Надо сказать, что в Королевском лесу все деревья были пронумерованы и 39-е дерево было - дуб. Вот под дубом они добычу и делили.

Но однажды удача-таки отвернулась от Жигана. И произошло это именно на свадьбе принца с очередной пассией из горничных. Девица оказалась ушлая и быстро поняла, что нужно делать, чтобы затащить принца под венец. Она положила под тюфяк горошину, а утром демонстрировала всем свежие синяки и жаловалась на проведённую без сна ночь. На самом деле плутовка просто отхлестала себя тапком. Было больно и неприятно, но зато - результат превзошёл все ожидания. Свадьбу назначили на ближайшие выходные. Жиган со товарищи, естественно, об этом пронюхали и пробрались во дворец в надежде поживиться. Но не тут-то было. Поймали их прямо с поличным, когда троица пыталась засунуть в мешок свадебный торт. И отправился Жиган в тюрьму вместе со своими товарищами.

Однажды зимой, раз, в Крещенский вечерок, заключённые Королевской тюрьмы гадали. Они бросали через тюремную ограду свои прохаря и смотрели, как они упадут. Если носком в сторону воли - то есть шанс получить УДО в этом году. Если напротив - носком к тюрьме - получишь добавление к сроку. А мимо тюрьмы шла Золушка. И надо же было такому случиться, что ботинок Жигана угодил ей прямо по голове.

- Вы чего кидаетесь?! - спросила Золушка.

А у ворот тюрьмы стоял строгий надзиратель Вертухай Вертухаевич Цириков.

- Проходи! - закричал он на Золушку,- Не положено!

- А ботинком по голове - это как?- спросила Золушка.

- Проходи! - снова закричал надзиратель,- Не положено!

- Девушка!!! - заорал из-за забора Жиган,- А Вы красивая?!

- Да! - ответила Золушка.

- А что Вы делаете вечером 32мартобря 456789 года?

- Нне знаю...- растерялась Золушка,- А это Вы ботинками кидаетесь?

- Я!!!- обрадовался Жиган.

- Проходи!!!- опомнившись снова закричал надзиратель,- Не положено!

- Щаз! Только ботинок отдам хозяину!- ответила Золушка и пульнула ботинком через стену. Раздался удар чего-то тяжёлого по чему-то тупому и пустому.

- Попала.- ответили голосом Жигана.

Вобщем, Золушка вышла замуж за Жигана и нарожала ему целую кучу маленьких Жиганчиков.

... Марго сказала мне, что она не удивляется, что Хоббит так заболел. Она долго бранила меня за то, что я с ним общаюсь.

- Вы делаете хуже только себе!- ругалась она по телефону,- А Ваш Хоббит абсолютно не вызывает у меня сочувствия!

Ей вообще не нравился круг моего общения.

Что же касается роли Хоббита в моей жизни - то я сравнила бы его с ролью цветка в горшке. Пользы особо никакой нет, но жизнь украшает. Он, конечно, трепло и то, что он получил в этой жизни, возможно, им вполне заслужено, но бросить его сейчас... Его переселили в больницу. Жену он отпустил на все четыре стороны. Они попрощались.

- Буду здесь жить сколько проживу.- сказал он мне по телефону.

Звонил он мне всё реже. Иногда пропадал на месяц, или больше.

АнтигороД

...Не смотря на то, что теперь я не мог (или не могла?) передвигаться самостоятельно, я быстро вернула себе утраченное положение. Теперь я была (или был?) помощником и главным советником АНАСТАСИИ. Ко мне приставили двух помощниц, возивших меня повсюду в инвалидном кресле - ведь после моего неудачного побега мне ампутировали руки-ноги. Но в последний момент АНАСТАСИЯ сменила гнев на милость и передумала разбирать меня на органы. Обращались со мной теперь куда лучше, чем раньше.

А в один из дней я вдруг увидел Удава. Его привезли на каталке с группой пленных сталкеров. Я видел, как с него срезали одежду, как готовили к операции, но ближе подойти, или подъехать, вернее, не мог. Я только издали видел ( а может, всё-таки, уже видела??), как его вывезли потом из операционной и повезли по коридору на каталке. Куда его направили, я не знаю.

... Коридор открылся неожиданно. Я никогда раньше не замечал его. Возможно, его там и не было, а появился он только сейчас и специально для меня... Я прошёл по нему и оказался в Древнем Египте. И там я снова был мужчиной!!! Сперва я умирал и меня переносили в мастерскую мастеров, занимавшихся мумификацией. Я видел, как из моего тела вынимают внутренности, как зашивают, забинтовывают и укладывают в саркофаг. А дальше - я воскресал и становился равным им, и даже более - я становился чуть ли не божеством. И я мог проходить по этому коридору всегда, когда захочу. Но если я попадал опять в подземный город, то я вновь там был женщиной.

**** ****

... Хоббит рассказал о своих снах психологу. С ним теперь практически постоянно психолог работал. Сны эти его настолько достали, что ему казалось, что он сходит с ума. Было от чего. Его ещё без конца на всяких бяках психотропных держали. Психолог сказала, что это вполне может быть и от лекарств. Вобщем, эта дамочка придумала, как она сможет ему помочь. Для этого надо было, ни много, ни мало, воплотить его сон наяву. Вобщем, она подробно выспросила его обо всём, а потом написала сценарий, нашла девчонок-практиканток из медучилища и уговорила устроить для Хоббита ролевую игру на тему его "АнтигороДА". Вобщем, в один прекрасный день Хоббит просыпается - а сон и не думает заканчиваться. По замыслу психологини Хоббит должен был испугаться, но он не испугался. Ему даже интересно стало. И он попробовал вмешаться в действие, начал было управлять происходящим теперь и наяву, но его быстро одёрнули, сказав, что вмешиваться в действие он не должен. Хотя - почему нет? Ведь если всё с самого начала пошло не так, как было задумано, то почему бы не дать и ему поучаствовать??? Но меня и подавно никто не спрашивал.

А Хоббиту понравилось бывать в Древнем Египте. Он, пока был здоров, очень интересовался всем этим - историей, культурой, книжки читал по Древнему Египту. Меня даже приглашал с собой.

- У меня нет ни денег, ни загранпаспорта.- ответила я тогда.

- Я всё беру на себя. Ни о чём не думай.- галантно ответил Хоббит.

Я тогда отказалась. У меня возникло ощущение, что меня покупают. Я ему так и сказала. По-моему, он тогда обиделся. А может, он-то как раз, и был бескорыстным? А теперь у него только и осталось, что сны.

Я посоветовала ему попасть в доколумбову Америку.

- А зачем? - спросил Хоббит.

- Во-первых: туда Удав слинял, а тебе его догнать надо, а во-вторых: не попадёшь в Америку, отправят в Мавзолей, вместо Владимира Ильича.

Шутка у меня такая вышла. Дурацкая.

А однажды он позвонил и рассказал вот что. Со своей последней женой он был знаком уже очень давно, ещё до того, как в тюрьму попал. А у той была подруга, которая тоже на Хоббита виды имела и всё мечтала отбить его у Людмилы, но ничего не получалось. Вскоре после выхода из тюрьмы Хоббит подарил Людмиле куколку - шотландца в национальном костюме. Куклу Люда поставила на видное место и она ей очень нравилась. Но однажды кукла исчезла. Они с Хоббитом долго её искали, Люда расстроилась, а потом всё забылось. И вот недавно заходит как-то Людмила к подруге и видит, что у той в комнате лежит некогда пропавшая у неё кукла, но с выколотыми глазами, вся истыканная иголками и руки-ноги отрезаны...

С подругой она больше не общается.

0 Comments | Post Comment | Permanent Link

ГенийJanuary 2, 2007





Г Е Н И Й.

Те, кто умеет делать дело - делают дело. Те, кто не умеет делать дело - те руководят теми, кто делает дело. Те, кто не умеет ни делать, ни руководить - учат первых двух, а те, кто не умеет ни делать, ни руководить, ни учить - те объявляют себя гениями, не понятыми обществом. Надо же чем-то утешить свое страдающее самолюбие! При этом сии последние искренне презирают первых, вторых и третьих.
В моей не слишком длинной, но богатой на события жизни, был период, когда эти непризнанные гении шли на меня косяком, как рыба в период нереста, или лемминги во время миграции, или как саранча... сравнения можно продолжать ещё долго. Я расскажу про одного из них. Он запомнился мне лучше, чем остальные, потому как знакомство с ним было довольно длительным.
Звали его Володей и возник он на горизонте в перерыве между двумя мужьями. Развод - это всегда стресс и не иначе, как воздействием стресса, наше с ним знакомство не объяснишь. Он был беженец из Грозного. Вернее, не так. Уехал он оттуда задолго до известных всем событий, ещё на заре перестройки. Говорил, что уже тогда ясно было, что ни чем хорошим всё это не кончится. А на чеченов нужно было просто сбросить атомную бомбу и всё. Ну да фиг с ними, с чеченами. Они мерзкие, конечно, но не о них речь.
У гениев есть одно свойство. Они всегда считают, что всё остальное человечество им обязано по гроб жизни. И при этом искренне это самое человечество презирают. Хотя сами - ноль без палочки.
Володя искренне считал себя таким гением. А ещё - хиппаном. Носил длинные волосы, окладистую аккуратную бородку. Он был довольно красив даже - тёмные волосы, ярко-синие глаза, тонкие правильные черты. Выглядел моложе своих лет. Высокий - 195 см. Мне это понравилось. Обычно все кавалеры были ниже меня. Он мне вообще-то понравился вначале. Умный, начитанный, симпатичный. Обаятельный где-то. Только вот рассуждения его меня временами настораживали, а бывало - и коробили. Он был хиппаном, я уже говорила, а ещё - яростным западником и противником христианства при этом, что шло вразрез с моими взглядами. Я пыталась возражать - меня не слушали и откровенно обзывали дурой. Этого я стерпеть не могла и мы расстались. Но через какое-то время вновь встретились и на сей раз инициатором нашей встречи был он. Я ему понадобилась. И не просто так. Ему приспичило обменять свою комнату в коммуналке на большую. И я была, по его глубокому убеждению, просто обязана ему помочь. А у меня тогда фишка пошла с работой, да ещё очередной муж на горизонте замаячил - словом, светлая полоса ( как выяснилось - ненадолго), я и думать про этого Володю забыла. И его заявление меня, честно говоря, вырубило. Я просто не могла понять, что от меня хотят и с какого такого перепуга я должна на его дело подписываться? Тем паче, учитывая обстоятельства нашего разрыва.
- А ты, разве, не уехал?- спросила я ехидно.
- Куда?- не понял он.
- Ну - в Америку. Тебе же лапотная Русь не в кайф. Ехал бы туда, раз тебе здесь не нравится.
Он пробурчал что-то в ответ.
- Только знаешь,- продолжала я,- Там ведь работать надо. Как и везде, впрочем. А работать ты не умеешь, не любишь, не хочешь и боишься.
Я знала, о чём говорю. Работать он действительно не хотел и не умел. Но при этом страстно мечтал разбогатеть. И комнату я его видела - живопырка 11-метровая. А в ней - старое кресло-кровать, даже без белья и табуретка. Да чемодан в углу. Вот и весь скарб. Как и все люди такого сорта он старательно и последовательно влезал во всевозможные "МММ-ы" и прочие тому подобные сомнительные конторы. Было как раз то самое время, когда они цвели пышным цветом. Я ему говорила, что это всё обман, но меня обзывали дурой. Ладно, сам умный. Не мои же ты деньги тратишь!
Вот интересно! Меня он считает дурой, однако за помощью обращается ко мне. Неужели думает, что я, как дура, буду решать его проблемы?!
А Володя, тем временем, соловьём заливался.
- У меня телефона нет, так что я заяву на твой адрес подам!
- Стоп!- говорю,- Я ещё не согласилась! Какие заявы?!
Он очень удивился.
- А ты, разве, не согласна?
- Нет, конечно. Тебе не приходило в голову, любезный, что у меня своя жизнь и свои планы? Неужели ты думаешь, что я всё брошу и помчусь твою живопырку менять? А что мне за это будет? Ты ведь даже спасибо не скажешь!
- Эгоистка!- обиделся он.
- Эгоистка.- легко согласилась я,- А если тебе надо твою конуру поменять - обратись в агентство по недвижимости, или, там в райжилобмен. А я-то тут при чём?
Тут он задвинул прочувствованную речь о том, что все люди просто обязаны друг другу помогать и так далее.
- Стоп!- говорю,- А ты мне чем-нибудь помог? Ты меня только оскорблял, обзывал по-всякому и говорил гадости про христиан и про Россию. Твою, между прочим, Родину.
- Да срать я хотел на эту Родину!
- Ну и вали отсюда! О! Меняй свою конуру на Америку с доплатой! В каком-нибудь Нью-Йорке у тебя её с руками оторвут, да ещё и бабла отвалят! А чё - будешь жить в конуре с видом на Гудзон. Только такие, как ты, там и даром не нужны. Своих хватает.
- Стерва!- сказал он.
- Стерва.- согласилась я.
На этом мы расстались. Но это был ещё не конец. Володя повёл правильную осаду. Времени у него, видно, было много и он принялся названивать мне по несколько раз в день - и на работу ( откуда только телефон узнал), и домой. Я ругалась, бросала трубку, но это не помогало. Пока в дело не вмешался Колян-Хоббит. Друг моего будущего тогда ещё, второго мужа. Бандит. Вернее - бизнесмен-бандит. Владелец компьютерной фирмы. Человек с мягкими манерами и жёсткими холодными глазами. Я считала его чем-то вроде старшего брата. Он не возражал.
У Хоббита была не голова, а Совет Министров, Госдума и Администрация Президента в одном флаконе. Из чего угодно деньги делал. Две ходки. Пробитая омоновцами голова. Пулевое и ножевое ранения. Богатая, короче, биография. И при этом гением себя не считал. Однажды я рассказала ему про Володю. Просто пожаловаться хотела. Он выслушал молча и очень внимательно.
- Мразь.- сказал он. Это было его любимое ругательство. Матом Колян не ругался никогда из принципа.
- Урод.- согласилась я,- И как бы его подкузьмить?
Хоббит подумал.
- Как он выглядит?- спросил он.
Я описала володину внешность. Хоббит подробно расспросил про его квартиру. Я рассказала. Володя жил в районе Грузового порта - на Двинской. Там у него была комната в коммуналке. Вернее - квартира изначально была обычная, двухкомнатная, но из неё сделали коммуналку. А Володя оказался подселенцем.
- Понятно.- сказал Хоббит-Колян.
- А что ты хочешь?
- Помогу ему переехать.- невинно отозвался побратим.
- Догадываюсь - куда.
- Когда в следующий раз позвонит - договорись с ним встретиться.- попросил Хоббит.
- Ладно. Только - на хрен он тебе нужен-то?
- Я хочу тебе помочь. И избавить тебя от этой мрази.
Тут надо заметить в скобках, что в отношениях со мной Колян постоянно мучался приступами благородства. Подруга Марго весьма небезосновательно заметила как-то что на мне все ездят. А я вовсю ездила на Коляне. Я могла позвонить ему в любое время дня и ночи и Колян тут же бросал всё и мчался исполнять мои желания. Абсолютно бескорыстно.
Володя позвонил в тот же вечер и опять завёл свою песню про обмен жилплощади.
- Как ты мне надоел.- говорю,- Как достал! Да твою конуру можно обменять только с доплатой!
- Я знаю!- ответил Вова,- А у тебя деньги есть?
Я поймала выпавшую от такой наглости челюсть и ответила - есть. Но не у меня, а у моего побратима.
- Ах, это теперь так называется?- иронично отозвался Вовка.
- Не твоё собачье дело.- ответила я,- Слушай, киса, я, конечно, может и дура и ездят на мне все, кому не лень, но поскольку я тебе нужна больше, чем ты мне, то придётся тебе согласиться на мои условия.
- Какие ещё условия?- поинтересовался он.
- Скажу при встрече.
И мы забили стрелку.
Я думала, что Коляныч притаранится на встречу при всём параде - при "джипе", "голде" и прочих причиндалах "нового русского" а-ля 90-е. Но он пришёл весьма скромно одетый и даже пешком. Володя опаздывал. Но он всегда опаздывал. Считал, что таким образом он подчёркивает собственную значимость.
- А чёй-то ты без фрака?- спросила я.
- Спугнуть боюсь.- ответил Коляныч,- Не нужно, чтобы он догадался раньше времени. Пусть для него это будет небольшим сюрпризом.
Я не совсем поняла, куда гнёт побратим, но согласилась. Коля в таких делах товарищ опытный, ему и карты в руки.
- У тебя паспорт с собой?- деловито осведомился Колян.
- Он у меня всегда с собой.
Коля кивнул. И тут подрулил Володя.
- А это ещё кто?- подозрительно спросил он, кивая на Коляна.
- Побратим. Коля.
Руки друг другу они не подали. Колян спросил его про паспорт.
- Зачем?- удивился Володя.
- А деньги Вам под честное слово давать будут?- спросил Колян,- Под честное слово уже давно никто ничего не даёт и не делает. Времена не те.
Володя поскучнел. Паспорта с собой у него не было.
- Поехали за паспортом.- сказал Колян,- Заодно и комнату посмотрим.
Оказавшись на месте, Коля скептически оглядел володькину комнатёнку, прошёлся туда-сюда, попинал ногой табуретку, вышел в коридор, осмотрел общие места в квартире, задавая по ходу дела вопросы. Володя отвечал. Я видела, что он несколько разочарован и уже жалеет, что это всё затеял. Он явно не ожидал явления Коляна.
- И сколько они доплаты требуют?- спросил Коля.
- Кто?- не понял Володька.
- Ну, те, с кем Вы меняетесь.
- Я ещё ни с кем не меняюсь.
Колян посмотрел на него с интересом.
- Я только собираюсь. Я ещё даже заяву не подал.
- Хорошо. А что Вы тогда хотите от нас?
- Он хочет, чтобы его обменом занималась я.- сказала я.
- Слушай, парниша,- перешёл вдруг на "ты" Колян,- посмотри на неё хорошенько. Ты видишь, что на ней написано?
- Что?- не понял Володька.
- Ну что на ней написано? На ней написано "Райжилобмен"? Или "Агентство недвижимости"? Или, там, "Мать Тереза"? Нет? На ней ничего такого не написано. Тогда какого этого ты к ней со своими проблемами пристаёшь?
- Да нет, почему?- вмешалась я,- Если он мне заплатит - то почему бы и нет. Пусть платит за то, что я буду его делами заниматься. Я ведь буду на него тратить силы, время, которое могла бы на себя потратить. Коль, сколько агенты по недвижимости получают?
- Это от суммы сделки зависит. У них процент.
- А сколько в среднем?
- Смотря какое агентство.
- Хорошо. Зайдём с другого бока. Сколько может стоить эта конура?
- Немного. Тысяч пять.- ответил Колян.
-"Зеленью".- уточнила я. Коля кивнул. Я вытянула из кармана кожаных рокерских штанов калькулятор и перевела сумму в рубли.
- Хорошо. Допустим.- сказала я, демонстрируя всем цифирь на экране,- Допустим, комиссионные у меня составляют 10% от суммы сделки. Это будет... Ага - 15 000. Ого! У тебя такие деньги есть?
- Сколько?- переспросил Володя.
Я повторила.
- Да ты охренела, мать!
- Слышь, фильтруй базар, мужик!- мгновенно вскинулся Коля,- Ты что, думал, что она за "спасибо, милая" тебе всё сделает? Коммунизм кончился. За всё платить надо.
- Я тебе сказала - я тебе нужна больше, чем ты мне. Не нравятся мои условия - крутись сам. Дураков нет. Ты, кажется, объяву хотел на мой номер телефона подать? За это тоже платить надо. Отдельно. Плюс - по 500 рублей за каждый найденный вариант, не зависимо от того, подошёл он, или нет.
Колян благосклонно кивал, слушая мой монолог.
- Это тебя этот бандит научил?- догадался Володька.
- Нет, сама додумалась. Что, - не похоже?
- Чёрствая ты и меркантильная. Не ожидал я от тебя.
- А вот такое я г...- говорю,- Но у меня дети, которых кормить-поить, одевать-обувать надо. А старшая в школу в этом году пойдёт. Короче - я свои требования озвучила. Не нравится - гуляй, Вася. Но учти - дураков нет.
И я двинула к выходу, увлекая за собой Коляна.
- Подожди!- остановил меня побратим,- Мы ещё не договорили.
- А чё тут разговаривать?! Денег у него нет, не было и не будет. Он думал, что все кругом дураки и будут ему забесплатно помогать, но он обломался. Так что, пошли, Коля, нечего тут делать.
- Да подожди! Не гони лошадей.- вновь остановил меня Колян,- Я хочу послушать, что он скажет.
- Да что он может сказать?!
- Сядь.- мягко попросил Коля. Когда он так говорит - лучше не спорить. Я села на продавленное кресло-кровать. Коля устроился на табуретке. Володя постоял и тоже сел. Рядом со мной.
- Ну, какие твои условия?- тем же мягким вкрадчивым голосом спросил Колян.
Когда-то тем же мягким голосом он спрашивал моего бывшего, будет ли он платить алименты. Алименты с тех пор он платит исправно и, по-моему, даже больше, чем положено...
- Что у тебя есть кроме этого?- продолжал Колян,- Дача есть? Машина?
- Коль! Не смеши мои ботинки!- вмешалась я,- Какая дача с машиной?!
- А из чего ты отдавать будешь?- спросил Колян,- Допустим - денег я тебе дам. Под расписку, с процентами. А как отдавать?
- А он отдавать не рассчитывал.- снова встряла я,- Он думал, что я ему эти деньги подарю.
- Помолчи!- мягко упрекнул Колян,- Вот ты вечно - впереди паровоза бежишь!
Володя понял, что попал в крепкие лапы. А Коля, тем временем, взялся за дело. Уж не знаю, как ему удалось Володьку уболтать, но тот согласился на коляново предложение. И Коля выдал ему ссуду. Сперва - на оплату моих услуг ( я любезно согласилась скинуть цену, только ради Коляна), а спустя какое-то время - и на доплату. Естественно, под расписку, оформленную нотариально и под проценты. Комнату, кстати, мы с Колей нашли быстро и именно такую, какую надо - на Васильевском, возле метро и так далее. Словом - Володька переехал. Мы с Колей даже зашли к нему на новоселье. Комната была раза в два больше, но с окнами не на улицу, как в его старой комнате, а во двор. Это уже была классическая питерская коммуналка с бесконечным коридором, с совершенно фантастическими обитателями, с неописуемыми блокадными бабушками и колоритным тряпьём, сохнущем на кухне.
Интересно - на что он рассчитывал, когда соглашался на коляново предложение? Что соскочит? Что деньги отдавать не придётся? Но в положенный срок Колян явился за деньгами. Чем Володю неприятно поразил и удивил. Работать Вовка по-прежнему не хотел и не умел. Вернее - он числился где-то. Отбывал номер за гроши. То-ли дворником, то ли кочегаром, то ли ещё кем-то. Не суть. Суть в том, что денег у него не было. Коля удовлетворённо хмыкнул - что и требовалось доказать. Дал Вовке сроку ещё месяцок, а потом "посадил на счётчик". Когда и после этого денег не нашлось - Колян дал делу ход и выкинул Володю с жилплощади. Вот тут наш гений принялся рвать на себе волосы, проклиная всех на свете - меня ( хотя - я-то тут при чём?!), Коляна с его людоедскими замашками, нашу страну, президента и всех остальных-прочих. Хотя - виноват был только он и больше никто.
Нет, права была подруга Марго, когда говорила, что на мне все ездят! Ну не смогла я пройти мимо этого недотёпы с его горем. Володя жил у кого-то из знакомых, иногда ночевал на работе - словом,- бомжевал.
После развода с первым мужем мне досталось от него "наследство". Старый крестьянский дом в затерянной в вологодской глуши деревне с говорящим названием Дальняя Грязь. Из всей деревни в этой самой Грязи остались полторы старухи, доживающие там свой век на пенсии. А дом был ещё во вполне приличном состоянии - крепкий двухэтажный пятистенок с крытым двором-поветью, с тремя русскими печками, с большим участком, с баней и колодцем. Но наезжать туда я могла только летом. Зимой за домом присматривала соседка, но ей на восьмом десятке это делать было явно тяжеловато. И я предложила Володе пожить в деревне. Дом постеречь. Хоть какая-то крыша над головой.
- Не Америка, конечно, но тоже потянет. В твоём положении не кочевряжатся.
- Да если бы не ты, я бы сейчас!
- А при чём тут я? Вольно тебе было деньги брать! Мог бы и не соглашаться. Сидел бы сейчас в своей конуре на Двинской и был бы при своём интересе. А я тебе выход предлагаю. Или тебе бомжевать нравится? Смотри - твои приятели тебя будут терпеть до поры-до времени. А потом в подвал пойдёшь.
Он разразился в ответ гневным монологом на тему, почему-то, "не мешало бы тебе похудеть".
- А тебе поумнеть.- ответила я и гордо удалилась.
После этого мы довольно долго не виделись, а когда случайно столкнулись, спустя пару лет, в книжном на Невском, выглядел он вполне себе неплохо. Мы поговорили и он поведал, что живёт сейчас гражданским браком с какой-то бабой.
- Нашёл очередную дуру?- спросила я,- Которая согласилась тебя на шею посадить.
- Стерва.- сказал он.
- А с Америкой что - не выгорело?- спросила я, игнорируя его выпад.
Он не ответил.
Потом мы опять долго не виделись. За это время я успела развестись, сменить место работы и приобрести некоторую известность как фотограф. Последняя наша встреча была случайной. На улице. Толпа гастарбайтеров из бывшей союзной и очень солнечной республики деловито копошилась в какой-то канаве. Среди них я заметила и Володю. Я не то, чтобы очень удивилась, но почему-то его окликнула. Он узнал меня и подошёл. Выяснилось, что с женой он разошёлся. Я так подозреваю, что она его выгнала. Перебивается случайными заработками.
- Ты ж в зоопарке работал?- спросила я.
- Уже нет.
Я подумала, что его оттуда уволили.
- В деревню поедешь?- спросила я, вспомнив о давнем разговоре,- Не Америка, конечно, но...
И неожиданно он согласился.
- Этот город не для тебя.- сказала я,- Он не любит тех, кто к нему без души. А ты без души. Ты щадишь себя. А щадить себя - значит, не щадить других.
Я знала, что он ненавидит меня и презирает. За то, что не сломалась, что выстояла, что сумела чего-то достичь. За то, что ни в грош не ставлю его, такого гениального, такого непризнанного.
До деревни добирались автостопом. И вот тут, он несколько со мной примирился. Типа, зауважал. Что я, мол, такая вся фифа, а как хиппи - стопом по трассе. Только мне его уважение было до одного места, сами понимаете.
- Жить будешь с сентября по май. - сказала я,- И чтоб к нашему приезду огород был вспахан. Летом мы тут присмотрим, а осенью - урожай пополам. С мебелью у меня плоховато - ну да можешь на печке спать. Стулья, лавки вот. Самовар. Посуда, правда, глиняная вся. Натырила по пустым домам. Тут деревни вокруг все мёртвые стоят. Пустые. Чугуны. Ухваты. Запас дров на дворе. Ближайшая обитаемая деревня в шести километрах. Там почта, магазин, медпункт. Постельного белья нет.
Я водила его по дому, показывая нехитрое своё хозяйство. Кое-какие вещи, правда, были, но я отдала их на хранение соседкам.
- А летом?- спросил он.
- Что- летом?
- Ты сказала, что я жить тут могу с сентября по май. А летом?
- А летом тут мои жить будут. Ну и я приезжать тоже.
- А я?
- В пастухи иди.
- Спасибо.- едко ответил он.
Я его тон проигнорировала. И он остался в деревне.
А весной я узнала, что зиму он не пережил. Замёрз по дороге в Доркино. Морозы в ту зиму стояли небывалые даже для тех мест - больше сорока. Нашли его водители лесовозов, вывозившие лес из наших мест.

Outdent  

IndentIndent

1 Comments | Post Comment | Permanent Link

Непридуманная история( продолжение)5November 12, 2006

Глава 3. И снова галопом-автостопом.


         Лично я благодарна своим родителям за две вещи: за то, что дают мне заниматься творчеством и за то, что позволяют вести тот образ жизни, который для меня приемлем. В мою жизнь, по большому счёту, родители не лезли. Во всяком случае - до первого замужества. И даже отлично понимая, что первый муж мне не пара, не пытались расстроить наш брак. Какая-то высшая мудрость в этом была. Ну да я не об этом. Я о другом.
      Очень часто водилы, подвозящие нас с дочкой на трассе, спрашивают, как он ( муж, то-есть) к этому относится.
- А никак. - отвечаю я, - Потому как его нет.
   Да и позволил бы он мне вот так? Нет, конечно. Словом, я вкусила, наконец, сободы и воспарила.
       Завораживающе-красивое зрелище - лента дороги, уходящая за горизонт и разматывающаяся серой шероховатой лентой под колёса машины. Трасса для меня - место сакральное. Точнее не передашь. Трасса не терпит дурных мыслей. Для меня это - что-то вроде медитации. Там, на трассе, у меня меняется сознание, другим становится восприятие мира. И люди становятся совершенно другими. Это - особый мир, со своими законами и правилами.Танюшка, младшая, в отличие от старшей, идеей путешествия автостопом не прониклась. Она предпочитает более спокойный отдых. Даже организованные экскурсии с трудом выносит, что уж обо всём остальном говорить. Хотя, мы и её брали с собой.
       В том же году, когда Удава выпустили, меня посетила идея свозить девчонок в деревню. Работала я тогда уже в магазине и график был удобный - неделя через неделю. И вот в ближайшую свободную неделю я и сорвалась. С детьми и неразлучной Ленкой. Добираться пришлось не совсем автостопом, но всё равно - на перекладных. Билетов не было - июль - и я купила с трудом на скоростную электричку до Бабаева. Пресловутое Бабаево! Но теперь погода была потеплее. Места достались в разных концах вагона, а поменяться не удалось. Когда я попросила тётку рядом с нами поменяться, она заявила, что хочет сидеть и смотреть в окошко! Ну мы, в свою очередь, изо всех сил постарались, чтобы ей это путешествие надолго запомнилось! Когда она попросила меня "повлиять на детей" я невинно заметила, что ей предлагали поменятся. Баба скривилась, но меняться упорно не пожелала. Ну и хрен с тобой, золотая рыбка. В Тихвине, она сошла, правда и мы воссоединились.
         В Бабаево приехали поздно ночью. Танюшка хотела спать и капризничала. Я уложила её на лавку в зале ожидания. А мы с Ленкой ушли за билетами. С трудом купили. В общем вагоне. Поезд приходил в два ночи.
       Вошли мы в вагон - а он битком набит солдатнёй! Не то, что лечь - сесть негде! И вот тут я не растерялась. Кто-то из солдат вышел покурить и я на его полку немедленно уложила Танюшку. Парень приходит - а место занято! Ленка ухитрилась залезть на третью, багажную, полку, а мы с Анюткой спали как собаки, свернувшись клубком на уголке полки.
       С тех пор я зареклась ездить поездом.
       Дорога до деревни занимает чуть больше суток. Если утром, часов около 8 -9-ти, выйти на трассу за станцией Нева, то к вечеру при любом раскладе ты в Вологде. Дорога довольно живописная. Из города выходишь по "Мурманке". Трассе "М-8", так она именуется официально. В войну по ней частично проходила знаменитая "Дорога Жизни" и в Дусьёве стоит памятник "Блокадной "полуторке". Где-то начиная от Кировска, дорога идёт по руслу древней реки, протекавшей здесь несколько сотен тысяч, или даже миллионов лет назад, но бывший её правый, крутой, берег, заметен до сих пор в виде живописной гряды, поросшей лесом. В Иссаде, откуда, собственно, начинается трасса "А-114", или "Новая Ладога - Вологда", очень живописная церковь св. Троицы, которая при совдепии медленно разваливалась, а теперь её снова сделали действующей и восстанавливают. Ещё в Иссаде можно купить копчёную рыбу. Её продают местные. Рыбу ловят в Волхове и коптят в домашних условиях. Местные этим зарабатывают.
            В Бокситогорском районе, ближе к границе с Вологодской областью, где-то в районе Пикалёва, начинается "Мёртвая зона". Это - самое несчастливое место на трассе. И горе стопщику, который застрял здесь! Несчастный может прыгать тут часами в тщетной надежде хоть кого-то поймать. Пару раз мы с Аней попадали сюда. И оба раза прыгали часа по 4! Дорога за Пикалёвым становится наредкость уныла и однообразна. И таковой остаётся до Шекснинского района Вологодской области. Ближе к Шексне трасса начинает нырять с горки на горку. А автомобильный мост через реку Шексну - самый длинный в Европе.
        Следующий за Шексной - Череповец. Ещё раньше, чем сам город, на горизонте появляется совершенно сюрреалистическая картина - плотная серо-коричневая дымка смога, в которой яркими свечками горят газовые факелы в окружении каких-то промышленных конструкций и сооружений. Это предприятия "Аммофос", "Коксохим" и "Северсталь". Три промышленных гиганта-"кита", на которых и держится город. Зрелище совершенно марсианское, нереальное. Как декорация к какому-то фильму-антиутопии.

  Это фото сделано телефоном, так что качество - не очень. Что вы хотите от 0,33 мегапикселей?! 
              В Вологду при любом раскладе  мы приходили всегда не раньше 10-11-ти вечера. Иногда нас привозили прямо к вокзалу, а однажды нас с Анной водила-дальнобой высадил прямо на въезде в город и мы устроили себе ночной марш-бросок почти через весь город к вокзалу. Это было мощно!
             В Вологде лучше всего переночевать на вокзале, в комнате отдыха. И дешевле и спокойнее. Комната отдыха там вполне приличная. Есть даже телевизор в холле, а кипяток бесплатный, в любом количестве. Там же, в холле, стоит электрический самовар. Так что - лапшу развести - проблем нет. А в этом году они ещё и бесплатный набор выдают - стаканчик одноразовый и к нему - чай, кофе и сахар в пакетиках и ещё - вафли, или печенье. Так что - всё очень хорошо и цивильно.  
     Вологда сама по себе стоит того, чтобы её посмотреть. Город удивительно милый, уютный и какой-то обаятельный, что-ли... Не смотря на все усилия советской власти, город сохранил очень многое в своём облике. Деревянные здания, церкви. Очень красив вологодский Кремль, где находится Областной и Городской Музей. Музей очень милый, сделан с большой любовью. Обязательно надо подняться на колокольню Софийского собора. Вид на город оттуда просто потрясающий! От Вологды до деревни чуть больше двух часов, это если ехать без остановок. Архангельский тракт начинается от Прилук.
      Деревня моя в Сямженском районе. Места такие, что хоть кино снимай. Туда, говорят, охотиться сам Пазгалёв ездит - губернатор Вологодской области. Но это не мешает району быть самым бедным в области.

  Из этой деревни родом моя первая свекровь - мать моего первого мужа. Деревня была большая, больше 80-ти домов. Теперь не осталось ни одного. На месте деревни - летний лагерь, где пасут коров. В единственном полуразвалившемся доме живут пастухи. Жили, вернее. А неподалёку точно так же угасли ещё четыре деревни, не менее когда-то многолюдные - Середняя, Кушково и Голыгино. В Кушкове я была, ещё когда жила в этих краях. Тогда там ещё стояло четыре полуразвалившихся дома... А вообще же - всё постепенно пустеет и разваливается. Возможно, что всё ещё вернётся и люди опять поднимут эти края, но когда это будет?..  Смотрите.       В церкви когда-то был колхозный молокозавод. Фрески, говорят, видны до сих пор. Как видны в Чижовской церкви. Когда я бываю в этих краях, то невольно впоминаю песню: "Что же ты ищешь, мальчик-бродяга, в этой забытой Богом стране?.." Всё тут позабыто и позаброшено. Мама говорит, что я каждый год езжу туда, как в Мекку. Она не понимат, зачем мне всё это нужно. А я - не могу объяснить. Все слова вдруг стновятся мелкими и ненужными.
       А однажды, в какой-то год, кажется, в 2004-м, решили в Великий Устюг сходить. Лето было холодное и дождливое и день для выхода на трассу мы выбрали не совсем подходящий. С утра лил дождь. Мы долго стояли на остановке в деревне, ждали попутки до Сямжи. Нас подбросил бывший одноклассник первого мужа. Он ехал туда по делам. На скользкой размокшей дороге, уже возле Ратина, машину занесло и мы едва не улетели в кювет.
     У поворота  на Тотьму дождь припустил во-всю. Нам повезло. Мы успели поймать машину ещё не успев промокнуть. Мужик довёз нас до середины дороги и высадил. И вот тут-то мы увидели небо в алмазах! Час под проливным ливнем!!! Прежде, чем сумели сесть в автобус до Нюксеницы. В Тотьме попали в ураган. Автобус раскачивало, как лодку в бурном море, деревья гнулись дугой. Вот это и называется - острые ощущения. А потом мы ещё часа полтора мокли у поворота на Великий Устюг. Но!!! Есть Бог и чудны дела Его! ВДРУГ!!! Поворачивает в нашу сторону огромный, размером с железнодорожный вагон, "Джип-Тойота" и оттуда выскакивает типичнейший "новый русский", который усаживает нас в машину прямо-таки с королевскими почестями! Он, оказывается, ехал со своей невестой из Нюксеницы в её родную деревню, навестить её родителей. И они нас отвезли к ней домой, напоили чаем, обогрели, обсушили, по дороге мужик купил нам пакет жратвы и ещё денег дал - 1000 рэ. После чего нас посадили в автобус до Великого Устюга.С тех пор мне на этой трассе всегда везёт на хороших людей и сопутствует удача.
   Великий Устюг - городок маленький и тихий. Из каких-таких умыслов-замыслов его избрали вотчиной Деда Мороза - не пойму. Но - избрали. А вы видели когда-нибудь абсолютно пустой и безлюдный железнодорожный вокзал? А вот в Устюге такой есть. Все поезда там ходят только в первой половине дня и в пять часов вечера вокзал закрывают на ключ. Мы там ночевали. Хуже, чем в Вологде - крыша течёт, холодно и за пользование душем и чайником дерут дополнительные деньги. Но сам городок ничего. Милый, провинциально-купеческий. Кстати, за годы Советской власти там не было разрушено ни одной церкви. Товарищи большевики подсчитали, во сколько обойдётся доставлять взрывчатку по реке, прослезились и оставили всё, как есть. Воистину - бездорожье - есть спасение России!  В вотчину Деда Мороза мы не ездили. Просто погуляли по городу. И в музей не попали. Был понедельник, а в понедельник у них музей выходной.
            В Тотемском районе один из подвозивших нас водил показал нам подсобное хозяйство "Газпрома". Когда-то был обыкновенный колхоз, потом он развалился и его выкупил "Газпром". Доярки там ездят на иномарках, а мужики не пьют вообще. Потому, что зарплаты там, как у депутатов... Такая вот "Потёмкинская деревня". М-дя... Тут я бы растеклась мыслью по древу на очередную тему "Как нам обустроить Россию", но повесть моя не об этом. "Газпром" же очень активно строит дороги в том же Тотемском районе.
         До Великого Устюга идёт древний Сухонский тракт. Дорога эта петляет то по одному, то по другому берегу реки Сухоны. Места очень красивые.
       Следующий за Устюгом - Котлас. Это уже Архангельская область и о нём как-нибудь потом...

       Глава 4. Без вести пропавший.
            ( Всем "бойцам невидимого фронта" посвящается)

        А Удав, как я уже говорила, пропал без вести. Точнее - ударился в бега. После приснопамятной истории с  ликёро-водочным заводом. Мы со Светланой искали его, но всё без толку. Но однажды, весной, Светлана позвонила мне домой уже почти ночью и заявила, что ей срочно надо меня видеть. Я отпросилась на работе и примчалась в контору. Светлана усадила меня на диван в кабинете и спросила:
- Это правда, что он арестован?
     Минут пять я ловила челюсть и хватала ртом воздух.
- А...- сумела, наконец, выдавить из себя я,- Н-ннет... А... когда?
       А про себя подумала: "Есть Бог на свете..."
- Я пошлю запрос на Выборг.- продолжала меж тем Светлана,- Он там пока.
- И тогда надо съездить и развестись.- сказала я,- Мне эта канитель надоела.
    Светлана кивнула.
        Мама, узнав про Удава, почему-то не обрадовалась. Она тут же принялась рисовать мне кошмарные картины того, как Удав явится ко мне после очередной отсидки... Вот чего у мамы хорошо получается, так это - пугать. Главным образом - саму себя. Лично у меня ничего, кроме раздражения, её причитания не вызывают.
- А вот когда случится - вспомнишь, что я предупреждала!- патетически восклицает маменька.
- Ты допрыгаешься - накаркаешь!- отвечаю я.
     Вообще-то, маме не нужно, чтобы всё было хорошо и замечательно. Ей хочется оказаться правой. Пусть даже нам всем будет плохо, лишь бы она - оказалась права.
       Теперь-то я понимаю, что во всей этой истории есть немалая доля и моей вины. Я избрала для себя наредкость неудачную и заведомо проигрышную роль - "Мать Тереза". Женщины, играющие эту роль по жизни вечно влюбляются "не в тех" - в алкашей, наркоманов, уголовников и прочих никчёмных личностей. И тащат их на себе, старательно утирая им сопли и слюни. Или мужик изначально вроде ничего, но "мать Тереза" не успокоится, пока не сделает из него тряпку. И ещё - такие женщины отчего-то уверены, что любовь надо заслужить. Вот и заслуживают изо всех сил... М-дя... Ну это так... Лирика...
        Короче - Удава, вроде как упекли... И мне было его нисколечко не жаль.

         А Хоббиту, почему-то вдруг стала сниться Ленка. Виделись они всего однажды, но этого хватило для стойкой взаимной неприязни. И вот теперь Хоббиту она являлась в виде одной из тех белых мумий... Она ходила вокруг него и, гнусно хихикая, спрашивала:
" Хи-хи-хи! Где ручки? Где ножки? А может, его ещё укоротить?"
- Ага!- сказала я, когда Хоббит поведал мне свой сон,- По самую голову. И будет - Голова Профессора Доуэля.
- Язва.- привычно обозвал Хоббит.
- Сибирская.- ответила я и - сорвалась в очередной автостоп. С дочкой.
  
        Хотя, если честно, то были у нас с ним, с Удавом, и романтические моменты. Прям, как в любовных романах. И в душе мы друг друга мыли, и синяки мои он целовал, полученные на нелёгкой ветеринарной работе. И стриптиз я ему показывала. Ну это так... Подробности я опущу...
    Я вообще старалась, чтоб у нас каждая свиданка с ним была - как праздник. Бельё красивое купила. Постельное и нижнее. Постельное - чёрное, шёлковое. Это я "Королеву Марго" начиталась и "Юность короля Генриха Четвёртого". Мне с ним хорошо было по-настоящему. Он, действительно,- и в койке был силён, и поговорить с ним было о чём. Слушать, кстати, тоже умел. Ну они там все такие. Сенсорный голод, бедность впечатлений - вот и приучаются слушать.
    Он ведь когда вышел - обалдел.
- Всё такое яркое,- говорит,- всё такое пёстрое. А в лагере - всё тёмно-синее и чёрное. Отвык от воли.
      А наша станция метро - "Автово" его вообще в ступор повергла. Хотя мне она не нравится. Её считают одной из самых красивых станций, но мне больше нравится "Нарвская".
    Но сейчас я всё это вспоминаю, как и не со мной было. Словно это не я была, а какое-то кино смотрела.
    Хоббит, кстати, сказал тут как-то:
- Я знал, что вам не быть вместе.
- По-этому и не хотел, чтоб я замуж шла?
- И по-этому тоже.

        Марго, после того, как я рассказала ей про Хоббита, сказала:
- Неудивительно, что он так заболел. Своеобразный человек. Если бы я с ним раньше познакомилась - от него бы пух и перья полетели.
     Подруги у меня добрые. Прямо как я. А Хоббиту бы сейчас, кроме Ленки и меня, ещё и Марго бы снилась.Тоже - в виде мумии.
       Вообще-то хоббитовы сны - из разряда описанных ещё стариной Фрейдом. Остаться мужиком - и погибнуть, или - превратиться в женщину и жить дальше. Всё это уже было - ничего нового.
       Хоббит любил чувствовать себя неотразимым. Помню, в одну из наших первых встреч, он мне заявил, что у него ремень на штанах за сто баксов.
- Ну и что мне теперь - заплакать от радости?- спросила я,- Что такой навороченный парниша на меня внимание обратил? Ну ремень. Ну за сто баксов. А портки к ремню? За пять рэ?
- Язва.- обескураженно пробормотал Хоббит. Тогда ещё он довольно болезненно реагировал на мои выпады.
      Хоббит растерялся и попытался подарить мне плеер и кожанную куртку. Я гордо отказалась. Он окончательно стушевался. Мне вообще нравилось его в галошу сажать. И не только его. Вообще - всех мужиков. Очень нравится смотреть, как они краснеют, бледнеют и потеют. Любимый вопрос:" Скажите, Вы в мультфильмах  не снимались?" Мужички обычно шалеют и теряются, забывают то, о чём хотели сказать и вообще - весь их напускной лоск слетает с них, как шелуха с луковицы.
       Удав не терялся. Он вообще за словом в карман не лез. Это меня в нём и привлекало. Он знал, как и чем можно женщину зацепить. Ключик подобрал.

        - Знаешь, Хоббит, - сказала я,- Я тоже в глубине души знала, что нам с ним не быть вместе. Но я это и с другими мужиками чувствовала. Наверное, мне ни с кем не быть вместе. Не гожусь я для этого. Я вот сейчас сижу, болтаю с тобой и думаю, - какое счастье, что у меня ни с кем из этих моих пассий ничего не сложилось. Вот попадается мне в сети мужчинка, а я смотрю на него - и не знаю, что я с ним делать-то буду.
- Язва.- привычно отреагировал Хоббит и тут же добавил:- Хорошо, что ты есть.
     Я расхохоталась.
- Вот говорят: "Женская логика, женская логика, то-сё... А что такое "мужская логика"? Что это за зверь такой? Про него никто никогда ничего не слышал!
- Я слышал.- ответил Хоббит.
- Да?! И что это такое?! Ну-ка, просвети! Что молчишь?! Не знаешь?! То-то!
- Я тебя люблю, за то, что ты есть.- сказал Хоббит.
- Вот он - пример мужской логики! Сперва обозвать стервой и язвой, а потом в любви признаться.
- Хорошо, что ты есть на свете.- повторил Хоббит.

        И я подумала в очередной раз, что больше меня так любить никто не будет. Хоббит любит меня уже 8 лет, не смотря на все мои закидоны и моих многочисленных "тараканов" в башке.
     Удав говорил, что у него вместо тараканов в голове живут пауки. "Стра-а-ашные. Чёрные. Мохнатые. Беспоща-а-адные-е-е..." Он вообще любил этих тварей. Пауков, в смысле. Стихи любил. Поэзию "Серебряного Века". Сам писал. Я уже говорила.
     Я привезла ему однажды, в начале нашего знакомства, "Фауста" Гёте. В переводе Пастернака. Он боготворил эту вещь. Я рассказывала. Но я не говорила, что это именно Хоббит познакомил его с Гёте. Именно Хоббиту он был обязан всем. Хоббит научил его компьютерным премудростям, познакомил с литературой. С великой литературой. Иногда мне кажется даже, что Хоббит был для него кем-то вроде аббата Фариа для Эдмона Дантеса. Сам Удав был, конечно, не глуп, но - без "Божьей искры". Родить ничего не мог, но мог быть талантливым подражателем. Отец его был спортсменом - талантливым, умным, но - не сумевшим, увы, добиться успеха и реализовать себя. И потому - отдавшем всего себя сыновьям. Удав был старшим. Всеобщий любимец. В школе его любили учителя, в спортивной школе, куда его чуть ли не с дошкольных лет отдал отец, его любили тренеры. Он был заметным. Однажды в их спортшколу приехал корреспондент. И он пожелал побеседовать именно с Удавом. И фотографировал почти всё время только его. Его сочинение на экзамене в 8 классе напечатали в районой газете. Да и на зоне его примечали. Короче - был образцово-показательный мальчик, стал- образцово-показательный зэк. На отряде его выкликнули "бугром". Но начальство заставило его "стучать" и Удав отказался от выгодной должности. Так что, он был даже порядочным по-своему. И потом он был "смотрящим" по секции. Он постоянно был на каких-то общественных должностях - УДО зарабатывал. После смерти матери - ушёл в религию, крестился и вскоре стал библиотекарем при тамошней церкви. Это уже не без моего влияния. Он вообще - был очень внушаем и поддавался влиянию, хотя сам этого и не замечал. Я тоже поддаюсь. Но в последнее время стараюсь себя контролировать.
     Возможно, он и ушёл от меня потому, что его бывшая-нынешняя ему что-то там наговорила. А она наговорила.
    Ну и зачем мне такой? Его же кто угодно на что угодно сговорит. Что и было уже доказано. Стержня внутреннего у него не было. Вот что. Как мама моя сказала:" Наливное яблочко, а внутри червячок".
      Процесс над ним всколыхнул весь город. Даже по телеку показывали. Его семья была очень заметная. Мама была в советские времена членом горсовета. Я помню эту передачу. Я жила в деревне тогда. Но у нас можно было принимать питерскую программу в ясные дни. Репортажи из Киришей показывали в "Криминальной Хронике". А мы с бабами даже обсуждали их в магазине.
- Это ж на всю семью позор.- помню, сказала я тогда.
   Эх, знала б я тогда, что этот позор станет моим мужем №2.
 
              Однажды Хоббит набил кому-то морду и сломал руку. В очередной раз. И вместе с рукой ещё и часы разбил. Я отдала ему свои. Часы были стильные - позолоченный корпус, браслет. Они были явно мужские и на хоббитовой руке смотрелись более логично. У них была любопытная история. Их подарила мне мама, ещё когда я жила в деревне. Корпус у них тогда был другой, но я разбила стекло, а в мастерской мне сказали, что стёкол нет и предложили заменить корпус. Я согласилась. Это было уже после моего возвращения в город. После этого я купила красивый браслет и стала носить их по-прежнему. В новом виде они мне ещё больше нравились. А мама увидела и прицепилась- откуда, мол у тебя эти часы. Я объясняла ей, что часы те самые, просто корпус другой, но она мне не верила и устроила скандал. И я психанула и отдала их сперва Хоббиту, а потом Удаву. Им на зоне разрешали часы носить. И Удав их с удовольствием носил, а при выходе подарил приятелю-"семейнику". Вообще там такой обычай - при выходе на волю ничего с собой не брать, а всё имущество раздавать приятелям и просто всем желающим. Иначе - опять вернёшься. Многие возвращаются и так, но примета жива. И Удав раздал всё. У него были только альбом с фотографиями и справка об освобождении. Она вклеивается в паспорт.
    
         Я думаю, что если бы он не ушёл сразу - ушёл бы позже. Мама бы развела нас, как развела меня с первым мужем. Я тоже поддалась влиянию. Все мы поддаёмся. Люди вообще делятся на два типа: первые делают то, что хотят, а вторые то, что от них хотят первые. Я и была - в числе вторых. Вечно от меня что-то хотели. Сейчас, как ни странно, уже ничего не хотят... Даже мама. Теперь она вздыхает: "Хоть бы ты замуж вышла..." А нафига? Нафига было меня с первым мужем разводить? Теперь я замуж не хочу, а она настойчиво сватает мне закоренелого холостяка с пятого этажа. Всё о благе моём заботится. Добра желает. Хм...
    А если уж на то пошло - то мне нужен высокий блондин славянского типа и офицер "Альфы". На меньшее я не согласна. Замуж бы не пошла, но долговременный роман бы завязала.
      А за Жанку мне до сих пор обидно. Она была не бог весть какая красавица, но у неё был вкус и чувство стиля. И те шмотки, которые она в "сэконде" себе присматривала, она умела носить, как никто. Умная, тонкая, стильная... И за что она, спрашивается, себя так не любила и не ценила и не уважала? Неужели всё было только в нескольких лишних килограммах? Бред какой-то. Марго, например, её толще раза в два, но ей вообще плевать на то, как она выглядит. Марго живёт внутренним миром и её это вполне устраивает, а на мнение окружающих ей плевать. Я тоже - не дюймовочка, но и я уже давно по поводу внешности не комплексую.

 

1 Comments | Post Comment | Permanent Link

Page 1 of 2
Last Page | Next Page

WebBlog.ru
counter
WebBlog.ru